Понедельник, 19 Июнь 2017 11:16

И прокурор, и адвокат для врача

Юлия БРОЖИНА

Какую помощь патологоанатомы оказывают лечащим врачам и почему из данной профессии сложно уйти – об этом и не только мы поговорили с заведующим Минским межрайонным отделением УЗ «Минское областное патологоанатомическое бюро» и внештатным главным патологоанатомом Минской области Игорем ЛЕВОШКО.

IMG 4974

Пользуясь случаем, хочу поздравить всех коллег от себя лично и от нашего коллектива с профессиональным праздником – Днем медицинского работника.
Вы выбрали тяжелую, ответственную, но очень важную и нужную профессию. Вы спасаете жизни и дарите людям здоровье. Позвольте пожелать вам побольше благодарных пациентов. Пусть ваша работа всегда оценивается по достоинству! Крепкого вам здоровья, любви, карьерного роста и удачи во всем!

– Развенчаем стереотип: только ли вскрытием тел умерших за­нимаются патологоанатомы?
– Это абсолютное заблуждение! Причем даже среди многих коллег-врачей… Работа с умершими занимает около 10-12% нашей деятельности, остальные 88-90% – постановка диагноза по операционным и биопсийным материалам. Практически весь биологический материал, взятый у пациентов хирургами, эндоскопистами и гинекологами, проходит через исследования, проводимые патологоанатомом.

– Как часто приходится сталкиваться с ошибочными диагнозами?
– Патологоанатом – одновременно и прокурор, и адвокат для врача. С одной стороны, мы обеспечиваем контроль за оказанием медицинской помощи врачами, а с другой – их помощники в правильной постановке диагноза. Все учатся на ошибках. Лечащий врач обязательно приходит на вскрытие, чтобы убедиться в правильности своего диагноза и в том, что смерть пациента была неотвратима, невзирая на его усилия… Иногда мы выявляем патологию, о которой врач и не подозревал. Так что здесь речь идет о расхождении диагнозов. В Минской области данный показатель составляет 2,8–3,4%. Чаще всего это специфические случаи, связанные с кратковременным пребыванием пациента в больнице: скажем, человек на здоровье не жаловался, но вдруг неожиданно ему стало плохо и он умер за пару часов. Или же это редкая патология. Цифры статистики не должны пугать, поскольку в экстренных ситуациях помощь оказывается с учетом симптомов и синдромов. Каждый доктор хочет, чтобы больной выздоровел. Но опыт приходит с практикой, и новые знания врач приобретает в том числе и благодаря нашей службе. Мы тесно взаимодействуем с клиницистами и иногда помогаем им в сложных случаях. Лично я с большим уважением отношусь к коллегам и всегда ставлю себя на их место при принятии спорных решений, поскольку у них зачастую, в отличие от меня, временнóй резерв на постановку диагноза отсутствует.

– Какова структура вашей службы?
– В нашем бюро работают 32 врача-патологоанатома, 4 из них – молодые специалисты. Лаборанты готовят гистологические препараты для исследования, их у нас 52. Есть также санитарки и санитары – профессионалы своего дела, они оказывают огромную помощь и врачам, и лаборантам, и родственникам умерших. Что касается укомплектованности кадрами, то потребность в специалистах есть – и в патологоанатомах, и в лаборантах. Каждый год к нам приходят 1–2 врача-интерна, которых мы обучаем. Причем последние лет 8 в эту специальность в основном идут девушки. В нынешнем году начата реконструкция здания патологоанатомического корпуса в агрогородке Лесной. Надеюсь, до конца 2018 года Минское отделение переедет в новый корпус и у нас появится больше возможностей для трудоустройства молодых специа­листов.

– А что вас привело в эту профессию?
– Скорее – случай. Я закончил педиатрический факультет Гродненского государственного медицинского института в 1995 году. Поскольку родился в Молодечно, ехать по распределению в другую область мне не хотелось. Единственная возможность остаться в столичном регионе была – выбрать профессию патологоанатома. Прошел интернатуру на базе Минского отделения УЗ «МОПБ» и остался там работать. За эти 22 года агрогородок Лесной стал второй родиной – теперь здесь и моя семья, и дом, и работа.

– Никогда не хотелось переквалифицироваться?
– Бросить профессию патологоанатома сложно, невзирая на ее специфичность. Из нее мало кто уходит. Слишком много в нее вложено. Большинство врачей – узкие специалисты, но патологоанатом должен владеть всем багажом врачебных знаний, чтобы правильно распознать патологию и поставить диагноз. Конечно, когда ты приходишь после университета и сталкиваешься со смертью, – испытываешь шок. Но человек привыкает ко всему. Если относишься к этому как к работе, эстетическая составляющая отходит на второй план. Интересная работа, хорошая зарплата и наличие временнóго резерва на постановку диагноза – все это и удерживает в профессии. 

Прочитано 52 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Август 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Система «Расчёт»