Понедельник, 19 Июнь 2017 14:05

Ректор МГЛУ Наталья БАРАНОВА: «Кто в школе хорошо освоил математику, тому легко даются иностранные языки»

Игорь ГОНЧАРУК


Вместе с известным экспертом мы рассуждали о том, как белорусам перестать бояться общения с иностранцами, что поможет вытянуть нас из языковой «ямы» и так ли это на самом деле нужно.


ВИЗИТКА
Родилась в семье военнослужащего. Выпускница Минского государственного института иностранных языков. Здесь же окончила аспирантуру и защитила диссертацию.
Вся трудовая деятельность связана с Минским государственным лингвистическим университетом. Прошла путь от преподавателя до заведующей кафедрой педагогики, проректора по учебной работе. С 1995 г. – ректор университета.
Признанный эксперт в области лингвистического образования, международных образовательных программ. Член бюро Комитета по образованию Совета Европы. Главный редактор журнала «Замежныя мовы ў Рэспубліцы Беларусь».
Член Совета Республики третьего созыва. В 2007-м была удостоена почетного звания «Минчанин года».

– В последнее время появилось модное поветрие в Сети – публиковать откровения иностранцев о нашей стране (туристов, легионеров различных спортивных клубов). И знаете, меня задевает, когда они, словно сговорившись, твердят, как им сложно контактировать с белорусами. А происходит это по одной простой причине, о которой вы наверняка догадываетесь…

Наталья Петровна, неужели ситуация с изучением английского и других иностранных языков так же печальна, как и 7–8 лет назад, когда на это обратил внимание Глава государства?
– (Улыбается.) Герои публикаций в интернете, видимо, чаще общаются со среднестатистическими белорусами, которые давно окончили школу и не занимались впоследствии иностранными языками. Для учащихся и тем более выпускников школ это, на мой взгляд, не такая большая проблема.
Ну а если серьезно, то на ваш вопрос все же нельзя ответить однозначно. Хотя бы потому, что ребята, которые занимаются по новым образовательным программам, сегодня еще только в 7-м классе. 
Но ситуация с изучением иностранных языков уже изменилась. Еще лет 15 назад в школах в основном зубрили слова, учились читать и понимать тексты. Сегодня главная задача – овладевать лексикой, грамматикой и познавать правила построения фразы через разговорную речь. Все организационные условия в системе образования для этого созданы. 

– Что вы имеете в виду?
– Во-первых, в школах с 2013 года ввели обязательный выпускной экзамен, который повернул преподавание языков к коммуникативно-ориентированным методикам. Во-вторых, классы с полным наполнением можно делить на три подгруппы, чтобы каждый(!) ученик имел возможность говорить на уроке. В школе три урока иностранного в неделю. Для ребенка это зачастую единственная возможность подобных коммуникаций. Поэтому учитель должен погрузить его в атмосферу иноязычного общения, а домашние задания призваны тренировать язык. К сожалению, это простое правило нарушается, потому что к такому повороту далеко не везде оказались готовы. Если учитель не делает акцент на речевом компоненте и не готов вести весь урок на иностранном языке, то какими коммуникативно-ориентированными ни были бы учебники, нужного результата мы не получим. 
Поэтому не все так быстро происходит, как хотелось бы. Но я вижу большой интерес нового поколения учителей иностранных языков к работе в коммуникативном режиме и к новым технологиям. Поэтому результат будет, уверена.

– Почему об этом спрашиваю вас, Наталья Петровна? Потому что вуз, который вы возглавляете, не просто «кузница кадров», но и крупный научно-методический центр нашей страны, и вы здесь, безусловно, хорошо видите и реально оцениваете языковую проблему…
– В среднестатистической белорусской школе поворот произошел где-то процентов на 60–65. Посмотрите, как ЦТ ребята пишут. Двоек не больше, чем по другим предметам – уже шаг вперед. Пришло осознание, что для успеха нужно приложить и собственный труд. Вдобавок следует помнить: язык нельзя выучить. Им можно овладеть, для чего необходимо его понимать и общаться на нем. А больше практики именно в говорении!

– Но на ЦТ, кстати, потенциальные абитуриенты сталкиваются с другим подходом в оценке их познаний…
– В определенной степени, да. На ЦТ проверяется уровень владения языком, а на устном экзамене в школе – речью. 
Поверьте, к цели можно идти и тем, и другим путем, но в школе для всего этого времени нет. Приходится выбирать. Сегодня важно основную массу людей научить понимать иностранную речь и говорить на языке. Вот почему коммуникативный подход – единственный выход.
Что касается нашего университета, то к нам приходят учиться те, на кого, собственно, и рассчитываем. В ходе контрольного среза, который проводим у первокурсников, видим, что у некоторых из них речь развита слабее. Но благодаря различным входным моделям обучения эта разница в течение учебного года исчезает. 

– Все-таки стал ли, на ваш взгляд, обязательный выпускной экзамен по иностранному языку в школах той самой «палочкой-выручалочкой», на которую многие уповали?
– Многие так считали, но не наш университет. Мы никогда и не рассматривали этот экзамен как некую спасительную «палочку». Он выполняет стимулирующую роль, не более того. 
Недавно в НИИ образования сопоставили выпускные экзамены в наших школах, в том числе по иностранным языкам, с аналогичными испытаниями в Великобритании, Германии, Франции, Польше. Помимо этого, меня очень интересовало, как обстоят дела в Украине, России, Казахстане и в Китае.
Так вот, у нас на выпускном экзамене больше речи и меньше языка. В некоторых странах, например в Украине, речи еще больше. В Великобритании сугубо прагматический, прикладной экзамен: там нет никаких художественных текстов. Задания могут состоять в том, чтобы написать объявление, заявление и т. д. 
Думаю, содержание нашего экзамена тоже будет меняться со временем. 

– Растет ли в Беларуси интерес к изучению иностранных языков – об этом, наверное, можно судить и по проходному баллу в ваш вуз?
– У нас на все специальности высокие проходные баллы. Наибольшие на двух факультетах – межкультурных коммуникаций и переводческом. На бюджетной форме обучения в прошлом году они составили до 377 в зависимости от выбранного языка.

– А какие языки в первой пятерке? 
– Вообще-то наши образовательные академические программы предусматривают профессио­нальное овладение 22 языками. 
Конечно, на первом месте – английский. Его не догонит никакой другой. Это признанный язык международного общения, и, в принципе, каждый человек сегодня должен владеть им в определенной мере.
На глазах поднимается китайский. Стабильно востребован немецкий, что можно объяснить крепкими экономическими связями с Германией.
На удивление популярен испанский язык. Одно время этот интерес стимулировала Венесуэла, сейчас – Эквадор и другие страны Южной Америки, с которыми наша страна активно развивает сотрудничество. Все больше студентов хотят знать испанский как второй иностранный.
Арабский… Даже события на Ближнем Востоке не стали причиной падения интереса к нему. Правда, возможности трудоустроиться с этим языком сузились…

– Вот и я хотел спросить, сопоставим ли этот ТОП-5 с потребностями рынка труда? 
– В общем-то, да, ведь студентов мы набираем с учетом прогноза востребованности специалистов через 4–5 лет. Еще ни разу не сокращали количество мест ни на бюджетной, ни на платной формах обучения. Но регулировали число студентов, изучающих тот или иной язык.
Особенность наших выпускников, пожалуй, в том, что многие долго выбирают место работы. Но их можно понять. Ребята ищут такую организацию или компанию, где у них будет возможность полностью реализовать свой уровень языковой подготовки. И, как правило, у них это получается.
Да, молодые люди немного нетерпеливы. Но у большинства – огромная вера в себя, в свои силы, и это им здорово помогает.

– Прекрасно! Может, тогда скажете, почему очень многие люди иностранный язык учат долго и все никак не доучат?
– Наверное, что-то делают не так. (Смеется.) Язык нужно впускать в себя и сразу же смело им пользоваться. Иначе получится как с портным, который шьет и шьет, не замечая, что нитки в иголке давно нет… 
Возможности сейчас есть: интернет, различные формы дополнительного образования. И обязательное условие – постоянно контактировать, общаться на выбранном языке. Кто хочет, тот добьется.
А вы знаете, что языки хорошо идут у тех, кто в школе неплохо освоил математику? Не случайно говорят, что иностранный язык – это гуманитарная математика.

– Вроде оно и классно: хорошо владеть разными языками, а, с другой стороны, можно и обойтись, если острой нужды в них нет…
– Безусловно, есть язык для бытовых целей, как говорится, на каждый день… Но я советую каждому специалисту овладевать языком в профессиональных целях. Ну какой, скажите, это врач, если он не может прочитать медицинскую статью на английском? Что за юрист, не знакомящийся с международной юридической практикой? Или инженер, который не следит за мировыми техническими новинками? 
Сегодня невозможно вариться в собственном соку. Поэтому важно в школе не отступить от того пути, по которому мы пошли. И в наших вузах имеет смысл еще раз проанализировать учебные программы.
Знаете, как интересно вышли из этого положения в Китае? В каждом университете там создали отдельные структуры – институты иностранных языков. Если у студента уровень владения иностранным языком недостаточный для профессиональной работы с литературой, ему предлагают длительный курс изучения этого языка – не на своем факультете, а вот в этом институте. Кто-то обучается полгода, год, а кому то приходится и все три потрудиться. Но результат-то очевиден!

– Спасибо за интересный разговор! 

Прочитано 381 раз
Оцените материал
(5 голосов)
« Июль 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выборы 2018

 

Подписка

 

Система «Расчёт»