Понедельник, 19 Июнь 2017 14:47

Французский петух, британский лев и «цивилизованный развод»

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

18 июня французы в четвертый раз за последние два месяца придут на избирательные участки. В конце апреля – начале мая в ходе двух туров голосования избран новый президент, Эммануэль Макрон. И оба воскресенья – прошлое и нынешнее – посвящены парламентским выборам.

Как и при избрании главы государства, электоральная кампания по формированию высшего законодательного органа страны проходит по мажоритарной системе. Это означает, что для победы кандидатам в депутаты Национальной ассамблеи (так называется нижняя палата французского парламента) необходимо было набрать более половины голосов в первом туре, который уже состоялся. Однако многочисленность претендентов (а на 577 депутатских мандатов претендовало 7 882 человека) и разнообразие их политических программ позволили лишь четырем из них занять места в парламенте с первого раза.

Во второй тур, согласно особенностям французской избирательной системы, проходят кандидаты, набравшие не менее 12,5% голосов избирателей. Для победы им необходимо будет всего лишь обойти соперников по числу поданных голосов. По подсчетам министерства внутренних дел Франции, партия президента Макрона «Республика, вперед!» вместе с примкнувшей к ней «Современной демократией» заняли первое место в рейтинге, их поддержали 32,32%. Республиканцы-правоцентристы, чей кандидат Франсуа Фийон потерпел сокрушительное поражение на президентских выборах, тем не менее сумели взойти на вторую ступеньку, набрав 21,56% голосов избирателей. Третье место – у крайне левого альянса «Непокоренной Франции» (лидер – Жан-Люк Меланшон) и французских коммунистов: в сумме они получили доверие 13,74% выборщиков. Замыкает список партий, получивших возможность выставить своих кандидатов во втором туре выборов, «возмутитель спокойствия» – ультраправый «Национальный фронт» Марин Ле Пен с 13,2% голосов.

Политической сенсацией стало окончательное и безоговорочное поражение социалистов, которые до сего дня были правящей партией. Бездарное президентство ее ставленника Франсуа Олланда даже не позволило новому представителю некогда влиятельной силы просто выйти во второй тур выборов главы государства и значительно уменьшило симпатии французов к кандидатам от партии. В итоге на выборах в парламент в первом туре социалисты набрали лишь 7,44% голосов и полностью лишились возможности участвовать в работе Национальной ассамблеи.
В то же время партии Эммануэля Макрона, созданной примерно год назад, предрекают блестящую победу. Она может получить от 400 до 440 мандатов (при необходимом парламентском большинстве в 289 голосов). Такой расклад означает, что крушение старой политической системы Франции, где власть перебрасывалась от социалистов к голлистам и обратно, – уже свершившийся факт. Французы устали от старых лозунгов, старых программ и старых лиц. Более того, их вообще утомила политическая кутерьма: явка на избирательные участки в прошлое воскресенье составила рекордно низкий показатель – всего 48,7%! На подобных же выборах 2007-го и 2012 года она была на уровне 60%. Таким образом, главная интрига завтрашнего голосования не в том, кто победит (это уже известно), а в том, сможет ли националистка Ле Пен забрать в свою пользу голоса электората социалистов и других партий, не прошедших во второй тур.

Формирование во французском парламенте партийного большинства сторонников Макрона необходимо ему для большей уверенности в предстоящих со следующей недели переговорах по Brexit, которые начнутся 19 июня. В ходе прошедших недавно встреч французского президента с немецким канцлером Ангелой Меркель выявилось их трогательное единодушие в желании укрепить распадающуюся Европу. Чтобы пример Великобритании, покидающей Евросоюз, не стал заразительным, две крупнейшие континентальные державы намерены потребовать от Туманного Альбиона значительной компенсации – от 25 до 100 млрд евро! И это далеко не окончательный счет, который старушка Европа готовится выставить Лондону. От него могут потребовать отказа от доли в совместных европейских проектах, а также компенсации аграрному сектору стран Восточной Европы – там ожидаются ощутимые убытки от разрыва сложившихся связей и введения таможенных пошлин.

Британское правительство с негодованием отвергает претензии Евросоюза и заявляет, что заплатит ровно столько, сколько посчитает нужным и справедливым. Безусловно, эта сумма будет явно меньше той, какую диктуют аппетиты Брюсселя. Однако позиция Великобритании осложняется неустойчивой внутриполитической ситуацией. На прошлой неделе здесь завершились собственные досрочные парламентские выборы. В итоге правящая консервативная партия неожиданно для себя и многих политических наблюдателей и аналитиков потеряла устойчивое большинство. Премь­ер-
министр Тереза Мэй затевала выборы с целью получить абсолютный мандат на правление, а также на проведение Brexit, исходя из жесткого варианта, предлагаемого консерваторами. Но ее партия набрала всего 318 мест (при необходимом большинстве в 326), и сформировать правительство удалось, лишь вступив в коалицию с Демократической партией юнионистов из Северной Ирландии. А те выступают за более мягкий вариант «развода» с Европой. Так что ситуация с «подвешенным парламентом» за плечами может осложнить для английского премьера предстоящие переговоры с европейцами и несколько ослабить хватку британского льва. 

Прочитано 87 раз
Оцените материал
(2 голосов)