Пятница, 01 декабря 2017 11:45

Ловушка для ноВИЧка

Алена КОРЕНЕВСКАЯ

Чума, перешедшая из XX в XXI век, он «не спит», болезнь наркоманов и развратников, заговор фармакологических компаний – сегодня найти самую разную информацию о ВИЧ/СПИД не составляет труда. Но мало кто всерьез задумывается о вирусе, как о личной угрозе или непосредственной опасности для родных и близких.
Корреспондент «МП» встретилась с человеком, который 17 лет живет в статусе ВИЧ+.

С одной стороны – отличник, медалист, после школы – студент вуза, примерный сын для родителей. С другой – наркоман, алкоголик, маргинал с диагнозом ВИЧ. Анализируя свою прошлую жизнь, Вадим говорит, что в нем с детства уживались две личности. Уехал учиться в Минск и окончательно перешел на «темную» сторону. Плотно «сел на иглу», четко понимая, что каждая инъекция может принести с собой ВИЧ. В 2001-м попал в больницу с гепатитом С. Когда его кровь после общего анализа взяли на дополнительный, в голове будто щелкнуло: «Есть!». И… вздохнул с облегчением.

Компетентно:

На 1 ноября в Минской области зарегистрировано 3650 случаев ВИЧ-инфекции – это 0,21% населения региона. За 10 месяцев показатель заболеваемости составил 27,1 случая на 100 тысяч населения, за аналогичный период прошлого года – 25,5 случая на 100 тысяч населения. Темп прироста – 6,4%. В эпидемический процесс вовлечены все административные территории области.

– Проблема в том, что большинство не считает себя ассоциированным с риском инфицирования ВИЧ, – убежден заведующий отделением профилактики ВИЧ/СПИД Минского областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Александр Атаманчук. – Сегодня более половины всех выявляемых случаев – у социально адаптированных людей, рабочих, служащих. Если раньше считалось, что ВИЧ – в основном заболевание определенных групп, то сейчас это не так, потому что в большинстве случаев ВИЧ-инфекция приобретается половым путем. В группе риска находятся все без исключения. Увы, людям не хватает чувства самосохранения. Возможно, сказывается недостаток сексуальной культуры.

На долю полового пути передачи ВИЧ приходится 72,1%, или 278 новых случаев, зарегистрированных на Минщине в этом году. Все чаще ВИЧ-инфекция выявляется в старших возрастных группах: 81,3% из числа зарегистрированных за январь – октябрь этого года – граждане старше 30 лет; 35,8% – старше 40 лет. За такой же промежуток времени в 2016-м  – 80,4% и 27,9% соответственно.

TggxNY0O8Ok

– Я употреблял наркотики и в то время не очень хотел жить, потому что не мог не употреблять и хотел в принципе умереть, – поясняет свою реакцию Вадим. – На само­убийство не хватало силы воли, было страшно. Поэтому, когда узнал диагноз, было какае-то безумие: я даже порадовался, что теперь уже ничего не сделаешь, все закончится само собой. А еще, как бы это страшно ни звучало, мне стало проще манипулировать родителями. Играл на их жалости: смотрите, я умру скоро. О том, что у меня ВИЧ, им я рассказал сразу. Истерик не было, восприняли все до обидного спокойно. У них даже мысли не было выделить для меня отдельную посуду, полотенце – я за это очень благодарен. Отец сказал: «Была когда-то чума неизлечимой, а сейчас нет. Вылечат и тебя». На то время врачи давали мне лет пять жизни. Единственный страх, который был, – узнают люди, Молодечно город небольшой. Родители постарались, чтобы на чете инфекциониста я состоял не по месту жительства, а в Минске, но в течение следующих шести лет про ВИЧ я благополучно не вспоминал. Продолжал употреблять наркотики и, в принципе, нормально себя чувствовал. Инфекция никак себя не проявляла.

Первый тревожный звонок прозвучал в 2007 году: по нескольку месяцев не заживали даже мелкие ранки, гематомы возникали при малейшем воздействии и намертво прирастали к телу. В это время Вадим пытался разными методами покончить с наркотиками. Возникла безумная идея, что их сможет заменить алкоголь. Пил безбожно, но «соскочить» не получалось. Ухудшение самочувствия списал на пьянки и продолжил колоться. Свои шприцы сразу сжигал, а для возмущенных таким расточительством друзей-наркоманов придумывал сказки про австралийский антиген гепатита. Обратиться к медикам все же пришлось. Назначенная антиретровирусная терапия буквально через месяц подправила здоровье, и снова – успокоение.

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека. Болезнь может протекать бессимптомно долгое время, но в периоды обострения проявляется довольно мощно. Разница между ВИЧ и СПИД в том, что с первым можно жить почти полноценной жизнью, а вот в его последней стадии – с синдромом иммунодефицита – это становится невозможным. Любая инфекция может стать причиной скорой смерти.

2012-й Вадим называет годом своего второго рождения. После лечения в реабилитационном центре с наркотиками и алкоголем было покончено. Жизнь без зависимости заиграла такими красками, что 32-летний парень почувствовал себя снова подростком на пороге нового мира. На фоне эйфории от одержанной победы и чувства собственного всемогущества возникла мысль: «А может, и ВИЧа нет?». Вошел в интернет и сразу нашел единомышленников.

– Там действуют принципы секты, как я это сейчас вижу. Сначала ты слушаешь, потом начинаешь сам об этом говорить и в это верить. Эта иллюзия затягивает, – признается Вадим. – Плюс, это как какое-то тайное братство: мы знаем то, чего не знают другие. Это было отрицание болезни: поверил, что это заговор, что ВИЧ не существует. Я бросил пить лекарства. В диссидентской группе мне посоветовали ничего не говорить врачам, рассказали какие-то страшилки. Это я сейчас понимаю, какие бредовые идеи выдвигали, но тогда я был одержим ими. Три месяца я выбрасывал таблетки, а анализ крови (каждые полгода это необходимо) пошел сдавать с уверенностью, что результаты будут великолепные. Но реальность оказалась другой. Врач сразу увидел, что я бросил терапию: вирусная нагрузка моментально увеличилась, и предспид-клеток стало больше. Он тогда сказал: «Ты взрослый человек и можешь делать что хочешь. Но я тебе скажу так: без терапии люди умирают». Здравомыслие победило, но остались вина и стыд перед своим недавним «братством». У меня действительно было чувство, что я совершил по отношению к ним какое-то предательство, когда написал, что снова лечусь. Тогда вскрылась правда этого движения. Начались нападки: что, мол, я засланный казачок и вообще не инфицированный, что мне платят деньги за рекламу терапии. Я увидел реальную картину: все сведения о людях, которые либо умирали, либо меняли свое мнение, в этих группах сразу же исчезали. В участниках – лишь те, кто свято верит, что ВИЧ не существует. У новичков не возникает никаких сомнений. При этом люди, которые руководят подобными группами, сами не инфицированы.

Согласно глобальной статистике Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИД, на планете живет более 36 миллионов человек, инфицированных ВИЧ, и каждый день эта цифра увеличивается на 14–15 тысяч.

Сейчас Вадиму 37 лет, он занимается продвижением сайтов. Из вредных привычек «выжило» только курение, но война с ним еще не закончена. Он хорошо себя чувствует, регулярно сдает анализы и говорит, что таких оптимистичных результатов не было за всю историю его болезни: вирусная нагрузка на организм даже не обнаруживается. Три года назад создал семью. Своей будущей жене рассказал о диагнозе ВИЧ+ в день знакомства. Не испугалась. Вместе они любят путешествовать: побывали во Вьетнаме, Таиланде, Египте, Турции. Мечтают об Индии или Шри-Ланке, но сейчас время и деньги уходят на ремонт квартиры. Несмотря ни на что, Вадим считает себя счастливым человеком. В Израиле, в Стене плача, лежит записка с его желаниями. Пока не исполнилось только одно: «Чтобы через два года изобрели лекарство от ВИЧ».

Татьяна ГОЛОСОВА – создатель и администратор группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» о последствиях отрицания болезни. «ВКонтакте» она собрала более 6000 участников: единомышленников и бывших «отрицателей».

– Человек, получивший статус ВИЧ+ (и его близкие, если он им сообщил об этом), рискует попасть в ВИЧ-диссидентскую ловушку просто от шока, ошеломления, от незнания. Занимаясь поиском информации в интернете, человек с высокой долей вероятности может попасть на подобные ресурсы. Моя история началась с небольшой книжки «СПИД: приговор отменяется». В ней авторы (одна из них, кстати, врач) рассказывали о том, что ВИЧ – величайшая афера, что анализы неточны и ненадежны (реагируют на множество других причин и болезней), что лекарства токсичны и не лечат, а приближают смерть. Это основная идея книги, которая написана, надо сказать, складно и последовательно, изобилует медицинскими терминами.

Я работаю врачом и столкнулась с непоправимыми последствиями отрицания: время на лечение упущено, ВИЧ дал серьезные инфекционные осложнения и делать что-либо уже поздно – пациент скончался на фоне резкого снижения иммунитета. Толчком для создания группы стали истории, связанные с трагическим опытом приверженности ВИЧ-диссидентским идеям, которых становилось все больше. Назрела потребность сохранить их где-то для того, чтобы другие не повторяли чужих ошибок. Более чем за три года существования группы многие, кого привлекали диссидентские идеи, просмотрели наши материалы, пообщавшись с активистами, ушли с ресурсов «отрицателей». Кто-то сделал это открыто, кто-то «соскочил» молча, но результат есть: две главные и самые большие ВИЧ-диссидентские группы VK заметно снизили активность.

Прочитано 38 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Декабрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Выборы 2018

 

Подписка

 

Система «Расчёт»