Пятница, 23 февраля 2018 14:01

Две правды одного погоста

Нина ЯНОВИЧ

«Умирать лучше в Мядельском районе. Или в Смолевичском, или в Любанском. Но не в Минском». Услышанная в электричке фраза меня, что называется, зацепила: откуда такой вывод? Только я собралась задать этот вопрос женщинам напротив, как они поднялись и направились к выходу. Ответ же появился спустя две недели, когда в редакцию пришло письмо на эту тему. Обращение жителей деревни Скориничи Минского района дало почувствовать накал нешуточных страстей вокруг самого спокойного в мире места...


Дайте умереть... бесплатно
Поводом обратиться в редакцию для них стали непомерные расценки за резервирование мест на кладбище. В конце 2015 года Минский райисполком принял решение, согласно которому бесплатно для захоронений предоставляется либо участок земли 2,3 метра в длину и 2 м в ширину – двухместный, либо 2,3 метра в длину и 1 метр в ширину – одноместный. Если же кто-то из местных жителей желает оставить рядом место для погребения в будущем и других членов семьи, то сделать это можно лишь на платной основе – из расчета 20 базовых величин за квадратный метр (сегодня это 490 рублей).

Благочинный храмов 1-го Минского районного церковного округа, настоятель прихода храма апостолов Петра и Павла в деревне Сеница Минского района протоиерей Борис Пташинский.

– Нет никакой разницы совершенно, где быть похороненным. Не надо переживать по этому поводу. Главное – с молитвой, чтобы не просто закопали, выпили, поплакали, а попросили Господа простить грехи и упокоить с миром. Многие святые скончались вдали от своей родины, были там же похоронены, но это никак не повлияло на их святость.
Нужно всеми силами стараться хранить мир со своими ближними, тем более по вопросам, которые не идут вразрез с заповедями Божьими.
Если государство сказало своим гражданам: не хватает мест на кладбищах, нельзя огораживать большие площади про запас, то мы должны послушаться.
Это раньше помещики устраивали родовые склепы, а теперь нет такой возможности.
Могила в одном месте или же в другом... Такие вещи не имеют отношения к спасению души. Наоборот, человек может повредить своей душе, если будет настаивать, упорствовать, то есть, по сути дела, вносить раздоры и смятение.

«Мы в основном пожилые деревенские люди, – пишут читатели «МП». – Каждый хочет после своего ухода быть похороненным рядом со своими родными, поэтому при их погребении оставляли поблизости участок и себе, и своим братьям-сестрам. Ставили ограду, ухаживали за этой площадкой, благоустраивали ее.

Ведь раньше такие вещи были нормой – никто не запрещал этого делать. А сегодня нам стали говорить: выкупайте лишнюю площадь. Но у нас нет таких денег! Кто-нибудь сопоставил назначенные суммы с величиной наших пенсий? И почему в других районах Минской области кладбищенский тариф не превышает двух базовых величин, а в Минском он составляет 20? Смолевичский район, если сравнить, тоже находится вблизи столицы, но там установили одну базовую за квадрат».

Все строго по закону
– Действительно, – подтвердил информацию корреспонденту «МП» начальник экспертно-правового отдела главного управления юстиции облисполкома Андрей Касперович, – появились новые подходы в этой сфере. В 2015 году вступил в силу Закон Республики Беларусь «О погребении и похоронном деле». На основании документа райисполкомы получили право устанавливать расценки за предоставление участков для захоронений, которые превышают допустимые размеры, по своему усмотрению. Все эти решения подлежали обязательной юридической экспертизе, и при ее проведении стали видны различные подходы. В основном тариф установили в размере одной базовой величины – как, например, в Мядельском, Логойском, Любанском, Смолевичском, Столбцовском, Стародорожском районах. В некоторых случаях – в размере двух базовых величин (в Жодино и Пуховичском районе). Единственный райисполком, который поднял эту цифру до 20 базовых величин, – Минский. 
В то же время решение им было принято в рамках действующего законодательства.

Полгектара для одной могилы?
А что думают на этот счет в местном сельсовете?
– Письма протеста во всевозможные инстанции организует Виктор Иванович Горячев, – прокомментировала ситуацию председатель Сеницкого сельисполкома Наталья Жук. – Но вы посмотрите на размеры места, которое огородила их семья на кладбище! Мы не мерили, но даже на глаз можно определить, что там очень много квадратных метров. На три поколения, видимо, хватит. А скориничское кладбище небольшое. С выделением там мест для захоронения мы давно уже испытываем трудности. И расширять его у нас нет возможности: вокруг пахотные земли, так что разрешение нужно получать лично от Главы государства. Поверьте, прежде чем была принята эта ограничительная норма, тема глубоко прорабатывалась с разных сторон. И все пришли к такому мнению, что нельзя позволять отдельным людям захватывать на кладбищах целые стадионы. Вдобавок, если говорить, например, о Горячевых, то еще большой вопрос, захотят ли все члены их семьи быть похороненными здесь. Виктор Иванович вам написал, что в данный момент проживает один? В деревне говорят, что с родственниками он не поддерживает тесную связь.

Считаю принятый нормативный акт справедливым и не понимаю, для чего все это затеяно. Для того чтобы снизили расценки и на прилегающих к столице кладбищах стали хоронить еще больше минчан, которых давно уже подзахоранивают к дальним родственникам. На принятие данной меры райисполком пошел в интересах как раз местного населения – чтобы оставить ему места на деревенских кладбищах.

Истина посередине
– Не могу согласиться с таким подходом, – высказал свое мнение староста деревни Скориничи Александр Бандюкевич. – До 2014 года я был смотрителем нашего кладбища, но потом в Заславле организовали специальную службу, которой сельсовет передал все места захоронения. А года через полтора такой вариант признали неудачным и кладбища вернули сельсовету. Понимаете, это очень непростое дело – найти решение, которое устроило бы всех... 

Начинать должны были с чего? Собрать всех старост деревень и обсудить с ними ситуацию. Ведь есть деревни, в которых вообще по два кладбища. Однако наш сельсовет даже и со мной – весьма контактным человеком – связь давным-давно потерял, ни в чем со мной не советуется, хотя я избран старостой еще в 2002 году. Может, было бы правильным сделать так, как в Гродненской области? Никаких тебе заборов, никаких ограждений на кладбищах. Отмерили участок и – могилы ровными рядами.
Предыдущая расценка за резервирование, кстати, составляла у нас 5 базовых величин. Как можно было сразу увеличить ее в 4 раза? 

Господин параграф
Больше всего местные жители огорчены тем, что новые расценки разработаны якобы в их же интересах, а на самом деле получается, что не только минчане, но и они тоже должны платить втридорога за землю для упокоения родных людей. «Ведь каждому понятно: чужих за своей оградой мы хоронить не будем. Неужели это справедливо, если у наших близких заберут участки, захоронят там людей со стороны, а потом нашим братикам-сестричкам и другим родным выделят участки где-то в другом месте? Это такое уважение к традициям? Хотелось бы, чтобы все мы нашли свой последний приют там, где похоронены наши деды и прадеды…» 

Однако на все письма из деревни Скориничи по этому поводу Минский райисполком лишь отвечает: «В соответствии со статьей (такой-то) закона (такого-то)...» А тем временем сельисполкомы пристоличья все чаще предупреждают граждан «о необходимости приведения в соответствие с действующим законодательством мест захоронения своих близких». 

На практике это означает, что нужно либо перенести ограду до размера стандартного бесплатного захоронения и отдать излишки в общее пользование, либо оплатить сверхнормативные квадратные метры по большой расценке. В противном случае подключится местный ЖЭС и выставит солидный счет за свои услуги...

Прочитано 210 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)
« Февраль 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29            

Год малой родины

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»