Вторник, 20 Март 2018 11:25

Катя «кодит»

Юлия ГАВРИЛЕНКО

Крупчанка пишет программы для банков Южной Африки. Екатерине Бранцевич 21 год. Пока большинство ее сверстников оканчивают вузы и только определяются с тем, чего хотят от жизни, девушка-разработчик уровня Middle сотрудничает с крупнейшим банком ЮАР. Мы расспросили Екатерину о работе с коллегами-африканцами, узнали, что собой представляет белорусский рынок IT-специалистов и почему наших программистов так высоко ценят зарубежные работодатели.

«Вуз не всегда может предложить студенту хорошее первое рабочее место»
Как и многие студенты-программисты, на третьем курсе Катя занялась поиском работы. Перспектива уехать по распределению в район и ближайшие два года объяснять коллегам, как настроить принтер или сделать таблицу в Excel, ее не устраивала. Она разместила свое резюме на нескольких сайтах и отправилась на собеседования, параллельно записавшись на бесплатные курсы при IT-компании.

Миллениалы – люди третьего тысячелетия. По прогнозам ученых, через 20 лет они займут более 80% рабочих мест. Но много ли мы знаем о поколении Y? Кто они: неуправляемые одиночки, ищущие острых ощущений, или же главные двигатели прогресса? В новом проекте «МП» «Миллениалы» мы представляем уникальную современную молодежь.

– К сожалению, сейчас вуз не всегда может предложить студенту хорошее первое рабочее место. Нам об этом сказали за год до выпускного, поэтому многие начали искать вакансии сами. В итоге большинство пришло на распределение с уже готовыми запросами от потенциальных работодателей. Остальные отправились на отработку туда, где было свободное место. К примеру, моя знакомая программист попала по распределению в таможню, – вспоминает девушка.

Кате предложили работу в ABI – фирме, которая занимается разработкой программного обеспечения.
В школе я не считала информатику важным для себя предметом. Другое дело – математика или химия. Домашних заданий по информатике у нас не было, а на уроках со всем справлялась без проблем. К тому же каждый год у нас менялись учителя. Когда поступала в университет, боялась, что моих поверхностных знаний будет недостаточно. Но поступила. И уже совсем скоро выяснилось, что все, чему нас по информатике учили в школе, в вузе не пригодится. Получилось как в анекдоте: на первой же лекции по программированию нам сказали забыть все, что мы уже знаем, – вспоминает Катя.

«Если в 40 лет ты все еще разработчик, это плохо»
Совместно с коллегами Екатерина разрабатывает банковское программное обеспечение для Standard Bank – самого старого и крупного банка Южной Африки. «Кодит» уже два года. Сейчас она специалист с припиской Middle, это второй из трех возможных уровней разработчиков. Когда станет Senior, придется задуматься о смене деятельности.
– Толковый сотрудник может дойти с первой до третьей ступени за пять лет. А дальше – руководитель проекта, менеджер или бизнес-аналитик. Если в 40 лет ты все еще разработчик, это плохо.

Большинство белых живут за пределами Йоханнесбурга, но все крупные фирмы и офисы находятся в центре города. Многие ездят на работу, ежедневно преодолевая по 200 километров. Пригородом же здесь считается территория в 400 километров.

Информационные технологии – одно из главных направлений деятельности в нашей стране, которое в последние годы активно развивается. Вместе с IT формируется и рынок специалистов. Тем не менее квалифицированных сотрудников в компаниях не хватает. И это, по словам девушки, главная IT-проблема, ее нужно решать в ближайшем будущем.

– Программистов у нас хоть и немало, но недостаточно. На одном из сайтов год назад я разместила свое резюме – до сих пор звонят с предложениями работы. В АBI предусмотрена премия для сотрудников, которые приводят в компанию новичка и тот успешно проходит собеседование. И такая практика в Минске почти везде в нашей отрасли, – замечает Катя.

IT – сфера молодых. При этом программистам нужно ежедневно следить за новыми разработками, писать коды. А если, к примеру, тимлид (руководитель команды разработчиков) на год уходит в армию, он не просто выпадает из процесса, а стопорит работу всего отдела. При этом быстро найти ему замену не получится. Да и программисту, который столько времени не работал за компьютером, после армии понадобится несколько месяцев, чтобы адаптироваться и снова втянуться в процесс.

«В Германии белорус с опытом работы более востребован, чем программист с немецким дипломом»
Для программиста важно, сколько за него готовы заплатить на рынке труда, поясняет Екатерина. Когда контракт подходит к концу, многие айтишники идут на собеседования, а потом возвращаются к своему работодателю со списком дополнительных требований. Тот либо улучшает тебе условия труда, поднимает зарплату и выполняет другие условия, либо ты меняешь место работы. Многие специалисты уезжают за границу или начинают работать на зарубежные компании.

Сейчас одно из самых перспективных направлений в IT – искусственный интеллект. В Беларуси оно только начало развиваться. Сотрудники, которые специализируются на нейронных сетях, обработке и анализе big data (огромных объемов неоднородной и быстро поступающей цифровой информации, которую невозможно обработать традиционными инструментами), уже сейчас зарабатывают в разы больше обычных программистов и более востребованы за рубежом.

К примеру, в Германии у нашего студента с опытом работы больше шансов трудоустроиться, чем у специалиста с немецким дипломом, который не работал ни дня.
– На Западе вообще не принято совмещение. Там студент посещает занятия в колледже, ходит на множество дополнительных семинаров, а после окончания магистратуры приходит к работодателю с огромной стопкой сертификатов. Много знаний, но нет практического опыта. У нас все наоборот. А еще белорусскому программисту можно меньше платить, – замечает девушка.

«Мы выполняем работу в два раза быстрее африканцев»
Особенность компании, в которой сейчас работает Екатерина, в том, что разработчиков ABI отправляют в заграничные командировки. Два месяца назад она вернулась из Йоханнесбурга.

В ЮАР Катя прожила месяц. Работала в Йоханнесбурге, где расположен головной офис Standard Bank, жила вместе с белорусскими коллегами в 50 км от «золотого города». Исторически сложилось так, что после свержения апартеида, когда африканцы захватили Йоханнесбург, белые стали потихоньку переезжать и строить дома в пригороде. Сейчас квартиру в центре имеют только люди с достатком намного ниже среднего.
Районы для белых Катя сравнивает с белорусскими городами-спутниками, только дома там огорожены двухметровым забором. Многие добавляют к нему проволоку под напряжением. В одном из таких районов – Сэндтоне – жили и белорусы.

– Йоханнесбург – город контрастов. С одной стороны, огромные здания и прекрасная архитектура, а с другой – разруха и полная нищета. Все постройки банка, с которым мы работали, расположены на одной улице. Территория благоустроена, тротуары выложены дорогой плиткой. Но стоит отойти два квартала – и видишь ужасные дороги, разрушенные здания. В трехстах метрах от нашего офиса находилась городская библиотека, которую захватили чернокожие люди и живут в ней, – вспоминает девушка.

Африканцам выгодно работать с белорусскими компаниями, поскольку IT-сфера на этом континенте только начинает развиваться. Если в Беларуси интерес к информационным технологиям появился в конце 1990-х, то в ЮАР в это время только закончилась эпоха апартеида. До того народы банту проживали в резервациях и выезжали оттуда только по специальному разрешению. Чернокожие жители были лишены почти всех гражданских прав, многие не получали образование, не умели читать и писать. Экономика и бизнес начали возрождаться сравнительно недавно, но грамотных специалистов в стране по-прежнему не хватает.

– Есть хорошие специалисты и в ЮАР, но мы выполняем работу в два раза быстрее африканцев. При этом средняя зарплата в стране – 1300 долларов, хорошие программисты получают намного выше среднего. Поэтому руководству выгоднее привлекать программистов из-за рубежа. С другой стороны, в стране существует правило: взял на работу одного европейца – возьми двух африканцев. 

Прочитано 147 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)
« Июль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Год малой родины

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»