Пятница, 27 апреля 2018 11:09

Наши люди в булочную… на самолете?

Юлия ГАВРИЛЕНКО

Куда и зачем пассажиры 60-х летали по Беларуси.

В послевоенные десятилетия пассажирские авиарейсы между столицей и крупными райцентрами были делом привычным. Люди летали за обновками в Минск, порыбачить на Нарочь или в Любань к родителям за мешком картошки и парой банок огурцов. Собственный аэродром был и в Копыле. И хотя авиабилет стоил почти как два автобусных, очередь выстраивалась у авиакассы с пяти утра.


Строить в БССР скоростные автотрассы после войны было некому, рабочих рук катастрофически не хватало. Автобусам, которых тоже было мало, приходилось ездить до столицы по гравийке и размытым проселочным дорогам, по пути делая остановки и забирая людей в деревнях. Поездка в одну сторону могла занимать пять-шесть часов. Самолет – другое дело. Ему нужна была лишь небольшая взлетная полоса, которой часто служило обычное поле. Сам полет занимал в разы меньше времени, чем поездка автобусом. Поэтому и пользовались такие перелеты большим спросом у пассажиров – знаменитые АН-2 делали по нескольку рейсов в день. 

Жена первого директора копыльского аэродрома Льва Волчкевича в начале 60-х была заведующей детской библиотекой. Майе Михайловне часто приходилось бывать в Минске в командировках. Тогда, вспоминает она, из Копыля в столицу автобусы ездили через Старицу или через Бобовню. Попадешь на первый – будешь в Минске в лучшем случае через три часа, по второму маршруту ехали дольше. Часто случались аварии – в дороге пассажиры теряли как минимум еще час. К тому же нередко в переполненном автобусе приходилось ехать стоя. 

– На подъезде к Минску было уже не до совещания. От тряски в дороге казалось, что голова вот-вот отвалится. Самолеты стали нашим спасением. Летали они по нескольку раз на день, путь занимал от силы полчаса, от центра города до аэропорта было недалеко, – рассказывает Майя Маскалькова. 

Прежде Лев Гаврилович несколько лет руководил местным Домом культуры. Когда предложили новую должность директора аэродрома, бывший радист охотно согласился. Кроме Волчкевича в штате аэродрома числились еще два радиста, уборщица, кассир и сторож. Летчиков присылали из столицы. 

– Муж всегда был очень пунктуальным человеком. Бывало, скажет, что придет в девять, и действительно – минута в минуту. Я поначалу думала, что специально под воротами стоял и ждал, когда часы начнут бить, – рассматривая старые фотографии, с улыбкой вспоминает Майя Михайловна. 

Утром и вечером из Копыля самолет отправлялся прямо в столицу, в обед был дополнительный рейс по маршруту Минск – Копыль – Солигорск – Минск. Поначалу люди боялись летать, но потом поняли, насколько это удобно. Очень скоро билеты стали раскупать с самого утра, свободных мест в самолете практически никогда не было. 
Каждое лето в Копыль на несколько недель командировали летчиков из объединенного авиаотряда, чтобы они помогали обрабатывать колхозные поля. В день совершали до 30 вылетов. Местные ребятишки любили бегать и смотреть, как большие разноцветные «кукурузники» кружат над полями. Среди них была и племянница Льва Волчкевича Валя. 

– Помню, поле, откуда взлетали самолеты, облюбовали суслики. Летом они делали сотни норок прямо на взлетно-посадочной полосе. Вечерами мы с папой и дядей часто ходили к аэродрому и заливали вырытые ямки водой, – рассказывает директор краеведческого музея Валентина Шуракова. 

Во время летних каникул отец Валентины Леонидовны, работая главным бухгалтером на почте, доставал для дочери путевку в «Загорье». Добирались до пионерлагеря, который находился под Минском, само собой, самолетом. 
– Папа у меня был, как сейчас говорит молодежь, человеком продвинутым. Чтобы экономить время, всегда летал в Минск на самолете. Не делал исключения и когда отправлял меня в лагерь. Помню, как мама провожала нас до самолета, а папа перед посадкой всегда шутил: «Пока наша мама дойдет домой, мы прилетим в столицу». Так и получалось. Пока провожающие добирались до центра Копыля, самолет приземлялся в минском аэропорту, – рассказывает Валентина Шуракова. – В один из таких полетов мы попали в воздушную яму. До сих пор помню, как сильно тряхнуло самолет и как страшно тогда было. Хорошо, что летели всего полчаса. 

Дважды в год газета «Советская Белоруссия» печатала таблицы с ценами на авиарейсы. В середине 60-х из столицы дешевле всего было летать именно в Копыль. Билет стоил всего три рубля. (Для сравнения: автобусный билет в среднем обходился в 1,80 руб.)

К 80-м годам район стал одним из самых передовых в БССР. Достать билеты на самолет стало еще сложнее: не только копыляне летали в столицу, но и минчане отправлялись в Копыль за дефицитными товарами. 

– Район рос. У нас была своя химчистка и прачечная, десятки магазинов, в комбинате бытового обслуживания работали мастерицы, которые шили не хуже столичных. Бывало, приеду в командировку в Минск, и меня сразу начинают расспрашивать, чтó у нас в магазинах есть. Возили мы в столицу ткани, обувь, молочные продукты, – вспоминает Майя Маскалькова. 

Бывало, люди с вечера приходили к Майе Михайловне и Льву Гавриловичу домой, чтобы забронировать билетик на утренний рейс. Тогда директор аэродрома открывал тонкую тетрадь и вписывал в нее фамилии пассажиров, а перед вылетом выдавал им билеты. 

От современных самолетов АН-2 отличался не только количеством посадочных мест (их было всего 12). Из-за шума двигателей различить слова сидящего рядом человека было практически невозможно. Никаких пилотов в накрахмаленных белых рубашках и стюардесс, предлагающих чай или кофе. На входе пассажирам раздавали специальные пакеты – в самолете сильно укачивало. 

– Первое время было так: прилечу в Минск и обещаю себе, что никогда больше не сяду в этот самолет. А потом через час-другой приду в себя и отправляюсь покупать обратный билет, – рассказывает Майя Михайловна. – Помню, как однажды летели из Минска и попали в сильную грозу. Было страшно, я даже начала с жизнью прощаться. Пришлось летчикам экстренно разворачивать самолет в сторону Узды. Хорошо, пилоты были опытные, справились. 

Местная авиация БССР начала терять высоту в конце 70-х. Копыльский аэродром продержался дольше других, закрылся лишь в 1984-м. Перевозившие копылян «аннушки» стали использоваться только в сельхозавиации, а потом и вовсе исчезли. Через несколько лет после ликвидации аэродрома на бывшей его территории начали добывать песок. Сейчас о нем напоминает лишь полуразрушенное здание авиакассы. А старшее поколение, видевшее Копыль с высоты птичьего полета не только на фотографиях, с грустью вздыхает: скажи сегодня молодежи, что в городе был собственный аэродром, – не поверят. 

Прочитано 226 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)
« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Год малой родины

II Европейские игры

Молодежная политика

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»