Пятница, 18 Май 2018 15:39

Владислав Ковров: «В социальном бизнесе важно научиться зарабатывать»

Светлана КИРСАНОВА

Лентяи и пропащие? Не совсем так. Зависимые от алкоголя тоже могут быть хорошими работниками, с ними даже получается создавать успешное бизнес-предприятие. Конечно, при определенных условиях. Каких?
Ответ – в беседе с соучредителем первого в Беларуси социального предприятия по работе с зависимыми людьми «Нашы майстры» Владиславом Ковровым.


– Вашему предприятию «Нашы майстры» уже 2,5 года. Цели, которые ставили перед собой при организации этого бизнеса, уже достигнуты? 
– В таком деле цели отдаленные. Их нельзя быстро достичь. Что такое социальное предприятие? Это смесь классического бизнеса с ярко выраженной социальной миссией – поддержкой особой категории людей. У нас, в Беларуси, явный крен в сторону социальности. Молодые социальные предприниматели четко видят, кому и как помогать, а бизнес-задачи считают второстепенными. Из-за этого и возникают проблемы. Например, когда выясняется, что нужно каждый месяц выплачивать зарплату, а еще нужны деньги на аренду, на материалы… Много разных расходов, как у любого предприятия. Если бизнес-составляющая плохо работает или вообще не работает, то предприятие не выживет и хорошая идея погибнет. Это слабое место. И его нужно совершенствовать. Чем мы и занимаемся.

– А «Нашы майстры» зарабатывают? 
– Да. В противном случае мы бы уже закрылись. Или мне пришлось бы за все платить из своего кармана. Мы покрываем свои расходы. Сказать, что «Нашы майстры» – очень прибыльное предприятие, я не могу. При создании своих изделий мы ориентируемся только на клиента, который, естественно, желает видеть товар высокого качества и по приемлемой цене. 

– Может, вашу продукцию нужно как-то маркировать? Тогда покупатели, приобретая товар, будут знать, что они не только получают качественный продукт, но и совершают доброе дело.
– То, о чем вы говорите, действительно важно. Мы уже думали над созданием особого товарного знака для всех социальных предприятий страны. В таком случае нас можно будет отличать от других производителей схожих товаров и услуг.

– Мне очень нравится ваша идея с «Коробкой смелости». Скажите, легко ли мотивировать белорусов на благотворительность? 
– «Коробку смелости» придумала моя супруга Катерина. Она генератор творческих идей. Суть подобной «коробки» в том, что люди жертвуют деньги сразу на два добрых дела. Гипсовые фигурки, которые они покупают, передаются в детские больницы для маленьких пациентов. На каждом этапе публикуем фотоотчеты. А вырученные деньги от акции направляем на развитие предприятия, на выплату заработной платы работникам мастерской, у которых тоже есть свои дети. Мы стремимся сделать благотворительность максимально прозрачной и понятной для людей. Наша глобальная цель – не столько помочь зависимым людям, как поддержать их детей через восстановление их родителей. Ведь никто не сможет заботиться лучше о ребенке, чем его родные папа и мама. 

– Никто не хочет принимать на работу людей пьющих. А вы с ними бизнес соз­дали. Как решились на такое? 
– Мы не на пустом месте стали строить свое предприятия. Мне и жене эти проблемы с детства знакомы. Почти 16 лет назад мы создали организацию «Здоровый выбор», где занимались с детьми из неблагополучных семей, с теми, кто находился в интернатных учреждениях. И тогда мы поняли: нужно через родителей помогать детям. Счастливые папа и мама – счастливый ребенок. Ведь сколько бы мы ни работали с детьми, они все равно возвращаются в семьи. А там проблема сохраняется. Мы прошли длинный путь, пока у нас не созрела идея создать предприятие, где зависимый человек может быть в кругу таких же людей как и он, где его понимают и не осуждают. 
Вы слышали о группах «Анонимные алкоголики»? Мой отец был одним из трех человек в Беларуси, начавших эту программу в нашей стране. Программа из США. Американцы приехали к нам, собрали тех, кому нужна была помощь и стали сеять зернышки здоровой жизни. Постепенно это движение ширилось. 

– Вы начинали свое дело в Смолевичах. Городок небольшой. Было много информации в СМИ о вашем предприятии. Любопытно, как к вам относились местные? 
– Доброжелательно. Люди понимают, что это дело хорошее. Катерине как-то в Facebook пришло сообщение от мужчины. Он написал, что читал про нашу мастерскую, а однажды шел мимо нашего здания (окна были открыты) и услышал, как «майстры» работали и дружно пели песни. И вот его мнение: «Я понимаю, что вы делаете очень нужное и важное дело. Вы – молодцы!»

– Согласна, вы действительно молодцы. Это достойно уважения. Скажите, а где вы находите своих «майстроў», каковы условия их приема на работу?
– Условие – чтобы было рабочее место, загрузка. Предприятие на самоокупаемости. Соответственно, чем больше у нас заказов, тем больше нам нужно работников. Сейчас в мастерской трудятся 7 человек. На данной момент этого достаточно. Но если понадобится, будем искать.
Мы принимаем на работу тех зависимых, у которых есть желание что-то изменить в своей жизни. Во-вторых, нужно хорошо трудиться. У нас строгий контроль качества. Зарплата сдельная. Если человек выполняет большой объем работы и его изделия без брака, то и доход нормальный. 

– Трудотерапия не новый способ реабилитации алкозависимых. К тому же, как показала практика, не очень эффективный. А у вас получается. Почему? 
– Одного труда мало. Основа – это то, что человек посещает группы самопомощи. Также в коллективе люди с одной проблемой. Имея разный стаж трезвой жизни, они рассказывают, как им удается бороться с пагубной привычкой. Они друг для друга источник веры: «Если кто-то смог, то я при определенных усилиях – тоже». У них одна цель, а вместе им легче ее достигнуть. 

– За два года у вас сколько сменилось «майстроў»? По какой причине они уходили или же вы кого-то увольняли? 
– Приведу положительную статистику: 
19 наших «майстроў» вернулись к нормальной жизни (в этих семьях воспитывается 
42 ребенка). 
С некоторыми пришлось расстаться. Тех, кого направляла комиссия по делам несовершеннолетних, не задерживались. Все потому, что их принуждали к работе. А здесь должно быть самостоятельное осознанное желание измениться. И большая работа над собой. 
Нельзя сказать, что мы всем открыты. Нет. У нас нужно много трудиться и требования к качеству продукции мы предъявляем очень высокие. 
И, конечно, мы не держим никого. Каждый сам решает, когда нужно искать что-то другое. У нас был Виталий, он проработал почти год, потом ушел, но через некоторое время попросился обратно. Не захотел оставаться в другом коллективе, где существовало правило – окончания трудового дня отмечать бутылкой. В мастерской Виталий познакомился с Надеждой. Так образовалась новая семья. Сейчас оба живут в Молодечно, посещают группу самопомощи, у них родилась дочка. Радостно, что у них все хорошо. Виталий трудится на предприятии, у которого мы, кстати, закупаем коробки для своих фигурок. 

– Прочтут эту беседу зависимые люди или их родственники и станут искать возможность устроиться в мастерскую на работу… 
– На данный момент вакантных мест нет. Однако, как я говорил, если будет больше заказов, появиться потребность в большем количестве работников.

– Уверена, в регионах есть люди, которые готовы создать похожее социальное бизнес-предприятие… Вы могли бы стать для них консультантом? Ведь на данный момент вы обладаете уникальным опытом для Беларуси, который важно транслировать. 
– Я уже являюсь таким консультантом. Мы завершили проект, в рамках которого обучали желающих открыть различные предприятия. Своим опытом построения успешного бизнеса делились не только мы, но и другие предприниматели. 

– Интересно, и кто к вам пришел учиться?
– В большинстве своем те, кто еще планирует что-то создать. Но есть и такие, кто уже открыл социальное предприятие. Там, например, трудятся люди с ограниченными возможностями. Еще одна девушка создает одежду для особенных людей. Кто-то работает с одинокими мамами. 

– Главный свой секрет вы им раскрыли? 
– Мы ориентируем на то, чтобы их продукция была высокого качества и могла конкурировать с другими предприятиями. Что в социальном бизнесе важно научиться зарабатывать, чтобы не просить помощи и быть успешными. Это очень нелегко. 

IMG 3494

Надежде – 36 лет, но за свою жизнь она трудилась только год.
Можно сказать, мастерская «Нашы майстры» – это первое рабочее место, где она хотела бы остаться.
– Я наркоманка и алкоголик. Половину жизни провела в тюрьме. С 14 лет употребляла. У меня было 15 передозировок, 4 комы.

Не пью и не колюсь год и 10 месяцев. Не курю год и пять, даже кофе не пью 9 месяцев.
Я когда употребляла, то у меня ничего святого не было. Жила в каком-то помутненном сознании. Мне все хотелось пить, курить. Я спала в подвалах, шаталась по улицам.

У меня есть сын. Ему 5 лет. Слава богу, он здоровый. Благодарна мужу, что он растит его. Мне хочется вернуть ребенка, пока он называет меня тетей Надей.

В «Анонимных алкоголиках» прохожу уже вторую программу. Не скажу, что легко выздоравливать. Мы учимся. У нас есть много книг по технике безопасности, как жить трезво. До употребления я занималась балетом и спортивными танцами, мечтала стать мастером спорта по бальным танцам. Сейчас снова танцую и здесь работаю.
Подруга увидела объявление о мастерской и выкинула в чат. У меня в трудовой шесть статей, меня отовсюду выгоняли. Я и месяц обычно не могла продержаться. И сюда с большим страхом шла. А здесь уже полгода. Я мастер по обработке гипсовых фигур. Тут свои. С другими сложно. Люблю эту работу.

Прочитано 59 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Март 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Год малой родины

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»