Вторник, 12 Июнь 2018 13:50

«Мне даже в карточки медицинские заглядывать не надо»

Галина ГРИЦКЕВИЧ

За 58 лет работы на ФАПе Ольга Мойса изучила истории болезней всех жителей 12 деревень Столбцовского района

На что только ни приходилось идти фельдшеру Рочевичского ФАПа Ольге Ивановне Мойсе, чтобы спасти больных: Красным Крестом она останавливала движение транспорта, воевала с насекомыми-убийцами, выживала в условиях экстремально низких температур.


«Я и сама вся трясусь, только виду не подаю»
Небольшой деревянный домик на окраине агрогородка, здесь и расположился ФАП. На двери табличка: «Часы приема 8.00–15.30». Правда, на нее давно никто не обращает внимания. Сюда приходят в любое время суток, а если фельдшера нет на месте, идут к ней домой.

...В просторном уютном кабинете Ольги Ивановны два стареньких шкафчика, доверху заполненных медицинскими картами. Небольшой столик, кушетка да старые механические весы. Современным аппаратам фельдшер не доверяет, электронные тонометры тоже не признает. Говорит, всю жизнь пользовались советскими ртутными – и показания всегда были точными. Даже телефон на рабочем столе почти раритетный, дисковый. Лет 30 уже ему, а сбоев не было ни разу.

Мое внимание привлекла небольшая пожелтевшая фотография за стеклянными дверцами шкафчика. Симпатичная девушка на фоне сельского домика. И подпись: «1 августа 1959 года». Как раз в этот день Ольга Мойса пришла работать в фельдшерско-акушерский пункт. Думала, что на время, а задержалась тут на 58 лет – считай, на всю жизнь.

Для Ольги Ивановны давно стали своими здешние места, хотя Столбцовщина не ее малая родина. Но так уж вышло – не без участия родителей. Папа мечтал видеть свою любимицу Ольгу в медицинском халате. Именно он посоветовал дочери подать документы в Слонимское медучилище.

Интересуюсь у Ольги Ивановны, не страшно ли было работать в таких сложных, порой экстремальных условиях. Она признается, что всегда боялась только одного: не успеть вовремя.

– Вспоминаю, как лет 40 назад был срочный вызов. Бездыханного мужчину достали из воды. Слишком поздно, но за мной все равно послали. А от меня уже ничего не зависело… Потом ситуация повторилась. Только на этот раз меня вызвали к 10-летней девочке. И тогда я была бессильна помочь. Но сердце разрывалось от боли, когда видела лица безутешных родителей. Знаю, что возможности мои небезграничны, но страх не успеть с тех пор сидит во мне.

После его окончания девушка приехала работать акушером в тогда еще Ивенецкий район Молодечненской области. На молодого специалиста местные смотрели с недоверием. Но через 3 недели отношение к ней изменилось...

– Ночью стук в дверь. Иду открывать, а мне с порога кричат: «Жена рожает! Помогите, доктор!» Быстро одеваюсь, хватаю чемоданчик и буквально лечу в соседнюю деревню. Схватки у роженицы уже начались, а родные в панике. Я и сама вся трясусь, только виду не подаю. И совета ведь спросить не у кого (преподавателей-то рядом нет). Но все обошлось: ребенок родился здоровый, крепенький.

«Несколько раз пришлось воспользоваться пропуском Красного Креста»
Когда Ольга Мойса только начинала работать, ее ФАП обслуживал 15 деревень. Это был один из самых крупных участков: 1500 жителей, в том числе почти 400 детей.

– Деревни крупные, одна дальше другой. А транспорта, чтобы добираться туда, нет. Разве что на лошади или велосипедом. Случалось, и по 30 км проезжала, чтобы лекарства привезти или укол сделать. А весной дороги так размоет, что ни проехать ни пройти: кругом грязь, лужи. Зимой еще труднее было. Помню, приехал за мной на тракторе муж одной роженицы. На улице – мороз -30, снега по колено, но ехать надо. И пяти километров не проехали, заглох мотор. Бросаю все, иду пешком. А дорога неблизкая... Но главное, успела! Здорового мальчишку на свет приняла…

Несколько раз в жизни Ольге Ивановне пришлось воспользо­ваться пропуском Красного Крес­та. Небольшую книжечку с изо­бражением медицинского символа выдавали всем фельдшерам. В экстренных случаях врач мог выйти на дорогу и просто поднять ее – это был сигнал о помощи, обращенный к водителям. Проигнорировать его нельзя: следовало остановиться и отвезти фельдшера туда, куда он попросит. По словам Ольги Мойсы, за время ее работы никто не отказался помочь.

«Когда-то лечили одним антибиотиком, а от простуды прописывали мед»
Всех своих пациентов фельдшер знает лично: с ее помощью многие из них появились на свет.
– Мне даже в карточки медицинские заглядывать не надо: истории болезней знаю на память. Это раньше у меня было 1500 человек. Сейчас на 12 деревень всего лишь 400 с небольшим. Пожилые жалуются в основном на давление, артроз (годы дают о себе знать). Молодежь приходит с переломами, травмами. А вот детей все чаще аллергия беспокоит. Раньше никто и не знал, что это за болезнь такая, а сейчас у каждого второго малыша подобная напасть. И еще не каждое лекарство поможет.

Сейчас не стоит проблема, где достать таблетки, уколы, различные лекарственные средства. Были бы деньги! А когда-то лечили одним антибиотиком; от кашля и простуды прописывали мед, малину и липу, а всем без исключения школьникам давали рыбий жир. И ведь помогало!

– С корью или коклюшем дома не оставляли – везли в больницу. А так как инфекции эти были привычным делом, скорую помощь приходилось вызывать часто. С ОРЗ справлялись своими силами. Не раз случалось: приезжаю на вызов, а ребенок весь горит. Ампициллин уколю, назавтра еще один сделаю. И школьник на поправку идет. Небольшую температуру малиновым да липовым чаем «выгоняли», а вместо сахара – мед. И ходили здоровые. А сегодня мед для большинства – аллергенный продукт.

Заведующая ФАПом Ольга Мойса часто вспоминает, сколько пришлось пережить за время работы акушером, фельдшером-акушером. Были и тяжелые роды, и опасные кровотечения, и смертельные травмы. Да и сейчас непростые ситуации случаются. Спасая людей, приходится порой рисковать и своей жизнью.

– Обычный рабочий день, на приеме люди. И тут открывается дверь, вбегает наш председатель колхоза. Весь ужаленный пчелами, живого места на нем нет. А над головой целый рой насекомых – больше сотни, наверное! Что делать? У меня же в кабинете люди, они тоже ведь могут пострадать. А председатель уже посинел весь, еле дышит. Открыла окна нараспашку, чтобы пчел выгнать, пострадавшему – таблетку от аллергии и немедленно жала вынимать! Наверное, еще бы минут 10 – и человека не стало бы…

«И как брошу людей, которых знаю почти всю жизнь?»

Стук в дверь.
– Ольга Ивановна, кровь когда можно сдать? – в кабинет заглядывает мужчина лет 40.
– На «биохимию» завтра с утра возьму. Можете сразу и общий анализ крови сдать, мочи. Кардио­грамму сделать. Из Рубежевичской участковой больницы приедут фельдшер-лаборант и врач. Приходите с утра, пока народу будет немного.

Поблагодарив, посетитель выходит из кабинета.
– Сегодня я могу взять только биохимический анализ крови, для ПСА и мазок у женщин. Своей лаборатории у нас нет, так что «биохимию» везу в Рубежевичскую участковую больницу, а мазки – в Столбцовскую «районку». Туда же еду за результатами. Беременных больше не веду: уже лет 20, как их перевели в женскую консультацию районной больницы. Два раза в неделю приходит врач-стоматолог.

В ответ на мой вопрос, не хочется ли в 76 лет уйти на давно заслуженный отдых, Ольга Ивановна лишь пожимает плечами:

– Если уйду, работать будет некому. И как брошу людей, которых знаю почти всю жизнь? Каждый день встречаю своих крестников – тех, кого сама на свет принимала. Теперь это уже взрослые люди, у них дети, внуки. За столько лет работы я привыкла быть нужной кому-то. На работе даже чувствую себя здоровее, помогаю другим – и о своих недугах как-то забываю. Так что пока есть силы, буду трудиться. Конечно, не ради денег, хотя все же хочется внуков побаловать сладкими гостинцами да подарками. Но ведь мне много и не надо. Живу одна. Мужа похоронила 4 года назад. Полвека с ним прожили, а вся жизнь как один день пролетела. 

Прочитано 49 раз
Оцените материал
(2 голосов)
« Август 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Год малой родины

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»