Вторник, 10 Июль 2018 12:52

Вызывая огонь на себя

Юлия ГАВРИЛЕНКО

В День партизан и подпольщиков корреспондент «МП» побывала в одном из самых таинственных мест Брянщины.

Во время войны в небольшом поселке Сеща в 100 километрах от российского Брянска находился один из самых крупных и неприступных немецких аэродромов. Взлетавшие отсюда самолеты месяцами бомбили Москву, и только благодаря интернациональному подполью авиабазу удалось уничтожить. Резолюцию наложил сам маршал Жуков, а в числе подпольщиков были и наши соотечественники.

Спустя два месяца после начала Великой Отечественной вся Брянская область была оккупирована. На территории расположенного в Сеще советского аэродрома фашисты разместили базу 2-го воздушного флота ВВС, взаимодействующего с войсками группы «Центр». Взлетая отсюда, более 300 немецких самолетов днями и ночами бомбили Ярославль, Саратов, Горький и Москву. Советские летчики не раз пытались штурмовать этот объект, но уже после первого налета в оперсводке прозвучала фраза: «Зенитная оборона превосходит все виденное ранее». Немецкий аэро­дром был неуязвим: на земле его охраняли 6 тысяч солдат и офицеров, а в радиусе 5 километров была объявлена мертвая зона.

Чтобы аэродром невозможно было увидеть с воздуха, немцы выкрашивали взлетные полосы в зеленый и синий цвета, имитируя траву и воду, а самолеты прятали под срубленными макушками сосен. Зато хорошо просматривался построенный неподалеку от Сещи ложный аэродром. Сброшенные на него авиабомбы уничтожали самолеты, сделанные из фанеры, а взрывы фашисты имитировали, поджигая бочки с мазутом.

Неудачи советских летчиков продолжались до тех пор, пока в конце весны 1942 года им на помощь не пришли партизаны и участники Сещинского интернационального подполья. Руководил группой 22-летний лейтенант Красной Армии Константин Поваров. Когда началась война, советское командование направило его на родину, в Сещу, для разведывательной дея­тельности. Там за большую взятку немецкому переводчику Отто Геллеру молодой лейтенант устроился служить в полицию.

– Местные считали Костю предателем и плевали в спину, когда тот проходил по улице, а он втайне от всех спасал целые семьи, вовремя уводя их в лес к партизанам, – рассказывает заведующий Сещенским музеем интернационального подполья Оксана Цекулс. – Когда Костя погиб, немцы нашли в рукаве его рубашки «шелковку» с удостоверением разведчика и уничтожили всю семью Поваровых. Выжить удалось лишь младшему брату Ване. Очевидцы вспоминали, как его мать перед приходом немцев вытолкнула сына из дома и соврала, что это был соседский мальчик.

Дело Константина Поварова после его смерти продолжила 21-летняя комсомолка Анна Морозова. К тому моменту в состав интернацио­нальной группы кроме русских и белорусов входили поляки, чех и даже немец-антифашист. Днем молодые подпольщики собирали ценные сведения, а по вечерам собирались в одном из домов и устраи­вали танцы, во время которых под звуки патефона составляли план немецкого аэродрома. Когда Анна Морозова передала эту схему Верховному Совету штаба фронта, маршал Жуков сразу же наложил резолюцию: «Бомбить сегодня». В ночь с 29 на 30 мая 1942 года советская авиация, впервые после долгого перерыва, произвела налет на Сещу. Меньше чем за сутки на поселок обрушилось почти три тысячи бомб.

Участники интернационального подполья передавали сведения об изменениях на немецкой авиа­базе и после налета. Используя эти данные, советская авиация в течение всего 1942 года наносила бомбовые удары по Сеще. А когда из Великобритании стали поступать магнитные мины с часовым устройством, партизаны и подпольщики занялись подрывной деятельностью. Долгое время немцы не могли понять, почему их самолеты взрываются, не долетая до места назначения. Но однажды вылет отменили, мина взорвалась на взлетной полосе. В диверсии обвинили поляков. Чтобы снять с них подозрение, партизаны продолжили минировать самолеты. Выполнить одно из таких заданий вызвался 19-летний Иван Алдюхов, но фашисты схватили его и несколько дней безрезультатно пытали в сещенском гестапо.

Группа Анны Морозовой просуществовала почти два года и передала сотни бесценных листов с добытой информацией. 19 сентября 1943 года Сеща была освобождена от оккупантов.

 

Брянской области Российской Федерации Александр Богомаз:
– День партизан и подпольщиков – наш вклад в сохранение памяти о подвигах предков в самой жестокой войне в истории человечества. Он был учрежден в 2009 году в знак памяти о самоотверженной борьбе в тылу врага, а с 2010 года включен в список важнейших российских памятных дат. Только в брянских лесах действовало 139 партизанских отрядов, воевали более 60 тысяч бойцов. Уже на первой встрече Сталина с партизанскими командирами десять из семнадцати присутствовавших были представителями брянского края. Плечом к плечу в наших лесах сражались патриоты более сорока национальностей. Отсюда начинали свой победоносный путь соединения белорусских и украинских отрядов.

Участник партизанского движения, подполковник медицинской службы Александр Мазилов:
– 29 июня 1941 го­да советское пра­ви­тельство вы­нес­ло постановление об организации партизанского движения в захваченных немцами районах. Брянщина была в центре, можно сказать, настоя­щей партизанской столицей. А весной 1942-го на аэродроме около Суземки поэт Анатолий Софронов составил песню «Шумел сурово брянский лес», которая стала гимном партизан, а затем и гимном Брянской области. На партизанской земле формировались прославленные объединения Ковпака и белорусских партизан, Брянщина дала 12 Героев Советского Союза из партизан, еще троим присвоены звания Героя России. Всего же высокими государственными наградами от­ме­чены более 16 тысяч наших земляков.

Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Евгений Ревенко:
– В брянских лесах действовали нерегулярные войска, мало кто имел военную подготовку и выучку. Люди учились обращаться с оружием в боевых условиях, часто гибли, но во многом благодаря их мужеству и отваге выстоял и тот, настоящий фронт. Как журналист и член комитета Государственной Думы по информационной политике я не могу не отметить роль информации. Нашему поколению трудно себе представить, что газеты были единственным источником новостей для сотен тысяч людей, оказавшихся на оккупированных территориях. О подвиге военных журналистов напоминает монумент, который неслучайно стоит на брянской земле, ведь здесь издавалась газета «На разгром врага». С риском для жизни, а порой и отдавая жизни, люди несли ее в села и партизанские отряды.

 

Прочитано 9 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Июль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Год малой родины

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»