Вторник, 10 Июль 2018 14:58

По ком горюет Гореваха?

Екатерина СУРМА

Примерно в 10 километрах от Слуцка, рядом с брестской трассой, есть красивая березовая роща Гореваха. Неслучайно так назвали урочище – в этом месте такая концентрация горя, боли и человеческого страдания, что не хватит слов и эмоций, чтобы их передать. Многие, приходя сюда, ощущают тяжелую энергетику…

Последнее пристанище слуцких патриотов
Статные березы, огромные кусты орешника, просторные поляны и много света – кажется, нет места лучше для отдыха на природе. Но, приближаясь к Горевахе, чувствуешь необъяснимую тревогу и смятение. Лесная тропинка ведет к большой ограде. За ней – памятный знак, на нем – краткая история этого места.

В годы Великой Отечественной войны в Горевахе проводились массовые расстрелы мирного населения и узников слуцкого гетто. Более чем для 8 тысяч человек роща стала могилой. Казни начались уже летом 1941-го. Первыми жертвами были слуцкие подпольщики и те жители, которых фашистские оккупанты заподозрили в связи с партизанами.

– Слуцк был занят немцами 27 июня, а в июле захватчики стали проводить паспортизацию населения. Евреям выдавали по две желтые звезды, их нужно было обязательно нашить на верхнюю одежду, – рассказывает научный сотрудник Слуцкого краеведческого музея Василий Тишкевич. – А еще с помощью паспортизации фашисты планировали выявить подпольщиков, ведь с самого начала войны на нашей земле развернулось активное сопротивление врагу.

Первые подпольные группы в Слуцке появились в августе – сентябре 1941 года. Во главе первой молодежной группы подпольщиков стоял 22-летний Петр Маглыш – активный комсомолец. Его сестра Надежда, которая до войны работала медсестрой в Старобине, была знакома со знаменитым партизанским командиром Василием Коржом. Так что связь с партизанами у молодых слуцких активистов была налажена. Комсомольцы помогали в сборе информации, передавали в лес вещи, провизию, печатали и расклеивали по городу листовки.

– Был у них даже радиоприемник, – рассказывает Василий Тишкевич. – Несмотря на то что немцы и полицаи собрали все аппараты у населения под угрозой смерти, Петр Маглыш и его сторонники выкупили один у слутчанина за 1000 марок. Хранили в тайнике в печи.

В августе при расклеивании листовок был задержан муж Надежды Маглыш – Иван Батурин, который также был активным членом подпольной организации. Его долго допрашивали, но даже под пытками он не назвал имена соратников. Ивана Батурина расстреляли в Горевахе вместе с другими подпольщиками.

Выстрелы были слышны на несколько километров
В конце лета 1941 года в Слуцке фашисты создали первое гетто. Оно делилось на две части. В одной жили старики, дети и нетрудоспособные мужчины и женщины, в другой – те, кто мог работать. Содержание нерабочего гетто не входило в планы захватчиков, в начале октября они стали планомерно уничтожать людей. Небольшими партиями их вывозили за город – якобы на уборку картофеля. В роще с узников гетто снимали все ценные вещи, а затем людей расстреливали и сваливали трупы в общую могилу. Тогда за раз были убиты около 500 человек.

27 октября в Слуцк прибыл 12-й литовский полицейский батальон. Начались страшные расправы над жителями гетто, очевидцы вспоминают, что убийства происходили прямо на улице. Тысячи человек погибли в этой бойне. Однако завершить жуткую акцию полицаи так и не смогли – их зверств не выдержали даже фашисты. Выживших евреев перевели в новое гетто, которое обнесли несколькими рядами колючей проволоки.

В апреле 1942 года сотни нетрудоспособных узников опять вывезли на расстрел в Гореваху. Свидетелем тех событий оказался житель деревни Селище Лев Терешко. Он вместе с другими мальчишками пешком возвращался из школы в соседней деревне Ивань. Дорога шла мимо урочища Гореваха. Дети услышали выстрелы и решили подобраться поближе. Лев Терешко видел, как пленные советские солдаты копали огромные ямы, к которым немцы подводили по 20–25 человек, в 50 метрах от рвов заставляли их раздеться, забирали документы, деньги, золото, а после приказывали голым людям ложиться в яму лицом вниз. Расстрельная команда фашистов убивала евреев, а после отправлялась пить кофе на поляне. В это время военнопленные землей присыпали убитых, чтобы потом в яму могли заставить лечь следующую группу людей. Уничтожив евреев, немцы расстреливали и плененных солдат – чтобы не оставлять свидетелей.

– Лев Терешко не смог долго смотреть на этот ужас, он прибежал домой, а потом несколько недель тяжело болел – не выдержали нервы... Я с ним встречался, он показывал места, где расстреливали людей. Если б не было таких свидетелей, мы бы не узнали никогда, что на самом деле творилось в Горевахе, – говорит Василий Тишкевич. 

4

Как корабль назовешь…

Вопреки расхожему мнению, свое печальное название Гореваха получила не во время войны. Краевед Василий Тишкевич убежден: трагическая история урочища началась еще полтысячи лет назад. Легенда не легенда, исторический факт или нет, а до наших дней дожила история о первых смертях в Горевахе. В конце XV – начале XVI века, когда Слуцк был центром княжества, на его знаменитый рынок приезжали купцы из разных уголков мира.

Однажды мимо молодой березовой рощи ехали на телегах купцы из Бреста. Устали, присели перекусить. Но трапеза их затянулась, и когда подъехали купцы к городу, все мосты были подняты, а городские ворота закрыты. Поняли брестские торговцы, что если останутся ночевать под городскими стенами, то на рынке с утра все хорошие места будут заняты. Вот и подкупили стражу, или варту, как их тогда называли. Ворота открыли, пропустили купцов. Об этом узнал слуцкий князь. И разгневался: раз стража за деньги пропустила купцов, то ничто ей не помешает пропустить и врага. И решил проучить взяточников, чтоб и другим наука была. Когда купцы возвращались домой в Брест, в березовой роще прямо на их глазах прошла казнь над провинившимися стражниками. И с тех пор лес в народе стали называть Горе-варта, а со временем название трансформировалось в более удобное – Гореваха.

Из воспоминаний жительницы деревни Селище Анастасии Бадак: «Гореваха от нашей деревни всего в паре километров. Я тогда была совсем юной девушкой и водила на выпас корову к лесу. И видела: к роще одна за одной шли грузовые машины с людьми. Однажды подошла поближе и увидела, как расстреливают стариков, женщин и детей. Особенно запомнилась мне молодая мать, у которой на руках был младенец, за юбку держались еще двое малышей. Думала, что хоть деток пожалеют, но и их убили. Я убежала домой и до позднего вечера слышала, как из Горевахи разносятся выстрелы».

– На протяжении пяти веков Гореваха была местом казней на Слутчине. Трудно определить, почему у этого красивого леса оказалась такая судьба. Может быть, месторасположение сыграло роль: рядом с городом, к нему ведет большая дорога. Я человек науки, в потустороннее не верю, но в Горевахе действительно ощущаешь себя тяжело, – отмечает Василий Тишкевич.

Казалось бы, после ужасов войны Гореваха наконец обрела покой. Но и поныне урочище преследует печальная история: несколько лет назад мемориал расстрелянным евреям был разрушен вандалами, не так давно на его месте установили новый памятный знак. И тут уж невольно задумаешься: то ли судьба у рощи такая, то ли люди – главная беда этого красивого, но такого несчастливого места.

Прочитано 130 раз
Оцените материал
(2 голосов)
« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Год малой родины

II Европейские игры

Молодежная политика

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»