Вторник, 06 ноября 2018 14:25

Правдоруб

Марина СЛИЖ

Это в характере Леонида Шаврея, жителя деревни Забрезье Воложинского района – ни врать, ни подстраиваться, ни угождать.
За что однажды даже лишился работы и вынужден был переехать из Гомельской области в ставшую теперь уже родной Минскую. «Чем же и кому вы так не угодили?» – спрашиваю у Леонида Александровича. «Да вредный был», – отвечает он с детской непосредственностью и улыбается. И сразу понимаешь: ни о чем в своей жизни этот человек не жалеет.


Он и в свои 80 живо интересуется всем, что происходит вокруг, осваивает пока еще новую для себя технику – компьютер, который дети и внуки подарили к юбилею. «Давно хотел иметь такую штуку в доме, – признается Леонид Александрович. – Сижу, бывает, часами жду, пока почтальон газеты принесет, а тут включил – и ты знаешь обо всем, что происходит в мире. Даже могу путешествовать виртуально».

Он знает очень много разных модных терминов и слов. Может поддержать разговор о политике, культуре, литературе, сегодняшнем дне деревни и ее перспективах, медицине. И при этом, несмотря на два десятка диагностированных врачами болезней, ни разу не пожалуется на плохое самочувствие. Слово «хандра» – не любит, а понятие «депрессия» – отвергает вовсе. Просто не понимает, как это так может случиться, что человек вдруг возьмет и перестанет на все реагировать. И не будет в его жизни ни радости, ни забот, ни интереса.

Когда духом силен
К инвалидной коляске судьба приковала его в 77 лет. Измученный болезнями Леонид Шаврей потерял правую ногу. «Сестричка, помоги, пожалуйста, сесть в коляску, в туалет поеду», – попросил палатную медсестру, что как раз в это время делала уколы.

Та молча подала судно. Извините, мол, в хирургическом отделении Воложинской центральной районной больницы инвалидные коляски не проходят в дверь туалета.
Сначала он пробовал поговорить на эту деликатную тему с заведующим отделением, потом – главным врачом больницы. Звонил в райисполком, районную газету, руководителю проекта «Воложин без барьеров». Получила в октябре 2017 года письмо от Леонида Шаврея, в котором он просил вынести эту тему на обсуждение, и редакция нашей газеты. 

«Спасибо, человек указал на недостатки», – сказал тогда в интервью «Мінскай праўдзе» главный врач Воложинской центральной больницы Павел Гончар. И рассказал: с их стороны делается все возможное, чтобы облегчить жизнь людей с ограниченными возможностями. Проведена реконструкция на 1-м этаже поликлиники, где все адаптировано под нужды инвалидов. Теперь в лифт можно въезжать на коляске. Оборудованы своими силами пандусы, есть дополнительные коляски на этажах. 

Завершен ремонт в больнице сестринского ухода, где уже нет проблемы с туалетами, как и на первом этаже поликлиники. «В той публикации были и утешительные для меня слова, – отмечает Леонид Александрович. – Руководство больницы обещало начать в 2018 году ремонт хирургического отделения: учтут десятки нюансов, начиная от дверных проемов и заканчивая туалетами, где будет удобно колясочникам. Но год подходит к концу, а ремонт так и не начат». И снова в редакцию «Мінскай праўды» летит письмо от неравнодушного Леонида Шаврея...

«Мне ничего не нужно, о людях беспокоюсь!»
Леонид Александрович понимает, что по мановению волшебной палочки ничего не решится. Чтобы начать работы, нужны и деньги, и проектно-сметная документация, и специально отведенные палаты на других этажах, где пациенты хирургического отделения будут проходить лечение. Но и молчать не может. Когда чувствует себя лучше, продолжает писать на своей старенькой печатной машинке письма в разные инстанции с просьбой услышать и начать долгожданный ремонт. 

«Если человек не выходит из дома, это не значит, что он никому не может помочь, – убежден Леонид Александрович. – Время от времени звоню в центральную больницу, не раз набирал номер Министерства здравоохранения. Молодые на эту тему говорить стесняются. А мне, в силу возраста, можно. Представляете, как чувствуют себя люди, которым приходится пользоваться в больничной палате судном? Как нелегко с нами всеми медперсоналу?». 

Характер – упертый
«Да брось ты все это», – советуют мне близкие. Рад бы, да угомониться не могу. Вы уже знаете: характер у меня упертый, жизнью закаленный», – говорит Леонид Александрович.
Родом он из Дорошевичей Гомельской области. До войны их деревня была большая, дружная. Родители много работали по хозяйству и все мечтали покрепче стать на ноги, чтобы детям легче жилось. Но все их надежды перечеркнула война.

«Не осталось даже фотокарточки отца, – говорит Леонид Шаврей. – Странно, но помню, как он со мной играл, как нес на плече к Припяти, где уже стоял пароход, которым отправляли наших мужчин на фронт, а лица представить не могу. Зато мамино, в момент, когда получила похоронку на отца, не забуду никогда».

Им долго пришлось жить на оккупированной территории. В деревне стоял огромный вражеский гарнизон, солдаты постоянно патрулировали улицы. Но его мама, Ефросинья Островская, все же не побоялась взять к себе в дом и выходить раненого партизана Зайцева. 

Больше всего на свете он боится голода. Говорит, это чувство преследует с самого раннего детства. Было время – чтобы заглушить спазмы в желудке, собирал и ел цветки акации. А когда стало чуточку полегче, носил с собой в кармане картофелину или хотя бы корочку хлеба. Потому что уже не мог пересилить страх остаться без еды.

«Жил он у нас долго, – вспоминает Леонид Александрович. – По ночам бредил, стонал, а когда приходил в себя, давал поиграть с фонариком, который мог гореть и красным, и зеленым светом. Это теперь я понимаю, что тот партизан мог быть корректировщиком или сигнальщиком, а тогда он был для меня просто больной дядя».

В первый класс местной школы Леня пошел в девять лет. Учился хорошо, старательно, хотел стать летчиком. Но мама отправила сына в сельскохозяйственный техникум города Лиды, который выпускал техников-механиков.
Ему там не понравилось. Поэтому, когда приехали вербовщики из Жировичей, думал даже поступить в семинарию. «На то время я знал от матери больше 20 молитв, – говорит Леонид Шаврей. – Но время было больно голодное, церковь государство не принимало, и я решил остаться в техникуме». 

Учился, посещал практические занятия, а сдав сессию, отправлялся вместе с друзьями на целину, чтобы заработать денег на одежду, еду, книги. Полагалось работникам и зерно, которое он каждый год в конце жатвы отсылал маме. А она, получая его на станции, плакала и потом благодарила в письмах за заботу. 

Нарушил – отвечай!
После распределения Леонид Шаврей попал в Буда-Кошелевский район. Сначала работал в одном из хозяйств механиком отделения, потом перешел на работу в милицию. 

Старшего госавтоинспектора уважали, потому что был всегда доброжелательным, спокойным, мог распутать любое дело и, если требовалось, помочь отремонтировать неисправную технику. Нарушители, зная его принципиальность, боялись. Этому человеку не важно было, кто перед ним – библиотекарь, главный инженер или глава района. Потому что жизненный девиз был один: нарушил – отвечай.

«На этом и погорел, – смеется Леонид Александрович. – Сцепился с влиятельным человеком и не пошел на уступки даже на бюро райкома партии. Пришлось сменить место жительства. Выбрал Воложинщину. Прежде чем принять на работу, председатель райисполкома позвонил своему коллеге в Буда-Кошелево. Долго слушал, чтó ему говорят, улыбался, а, положив трубку, спросил: «Так ты и правда такой вредный?» И отправил меня на работу в колхоз имени Куйбышева. Здесь я начинал, отсюда, имея в трудовой книжке только три записи, и на пенсию пошел». 

Несмотря на возраст и множество болезней, он держится бодрячком и все время чем-то занят. Вступил вместе с женой Людмилой в кооператив и теперь ждет, когда появится в доме газ. «Корректирует» работу автолавок и прикидывает, как бы это соорудить подъемник, с помощью которого можно было бы спускаться в инвалидном кресле с балкона своего дома на улицу. Чтобы постоять на земле, поговорить с людьми. Потому что без общения – тоскует! 

Из первых уст
«По мере возможностей мы стараемся делать для своих пациентов все, что только возможно, – говорит главный врач Воложинской центральной районной больницы Павел Гончар. – Ремонт хирургического отделения пока что в планах. Больница ждет включения в инвестиционную программу, поскольку ни своими силами, ни силами района все работы выполнить невозможно. Через некоторое время мы отправим Леониду Шаврею письмо, в котором подробно расскажем о том, что уже сделано, а также о планах и перспективах».

Прочитано 34 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Год малой родины

II Европейские игры

Молодежная политика

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»