Вторник, 04 декабря 2018 10:47

Города среди болот

Юлия ГАВРИЛЕНКО

«МП» продолжает проект, посвященный 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Мы идем по следам операции «Багратион», увидим уникальные архивные материалы и вспомним битвы, предопределившие Победу.

К зиме 1943 года партизанские лагеря уже не напоминали полузаброшенные деревушки с наспех построенными землянками. Это были настоящие лесные города с собственными столовыми, конюшнями, баней, столярными, сапожными, слесарными и швейными мастерскими. В некоторых отрядах был даже свой часовщик.

Партизанские отряды на территории БССР стали создаваться уже в первые дни  войны. Для лагерей выбирались труднодоступные места в чаще леса или на болоте, где дым от костра не будет виден над верхушками деревьев. Но при этом лагерь должен был располагаться недалеко от основных объектов разведки и диверсий. Первое время партизаны жили в накрытых лапником шатровых шалашах, внутри которых постоянно поддерживался костер. Со временем многие лагеря разрослись. На месте шатров строились землянки, отдельные помещения выделялись под штаб, кухню, медпункт.

Бывший секретарь Минского горкома партии Савелий Лещеня, побывав в одном из партизанских лагерей Слуцкого района, рассказывал: «Сразу бросилось в глаза, что в отряде поддерживается строгий порядок. Лагерь размещен в красивой березовой роще, неподалеку от деревни Боровцы. Палатки и шалаши выстроились будто солдаты на плацу, выдерживая равнение. Людей совсем мало. Большинство на заданиях, а те, что в лагере, заняты делом. Словом, впечатление такое, что ты не в партизанском отряде, а в кадровой воинской части».

Самые достоверные сведения о быте партизан дают первоисточники -- рукописные журналы. Только в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны сохранилось около 250 экземпляров. Многие были созданы в партизанских бригадах Минской области.

Начиная с 1942 года отдельные партизанские лагеря стали напоминать небольшие населенные пункты с собственными конюшнями, баней, столярными, сапожными, слесарными и швейными мастерскими. В некоторых отрядах был даже свой часовщик. В рукописном журнале рогачевских партизан читаем: «В условиях партизанской борьбы без часов обойтись нельзя было. Добывали их за счет противника и предателей, после каждой боевой операции в отряды поступали часы. Обеспечивался ими прежде всего командный состав. В условиях лесной жизни часы часто портились, поэтому в отрядах была налажена починка. Чинил их без отрыва от производства мастер Сенька».

К зиме 1943 года партизанское движение окрепло настолько, что некоторые отряды стали переезжать в деревни. Но весной 1944-го партизанам снова предстояло вернуться в лес: в одних деревнях свирепствовал тиф, в другие, как только сошел снег, все чаще стали внезапно наведываться немцы на автомашинах.

Партизанский состав был неоднородным, особенно к концу 1943 года, когда начался массовый наплыв добровольцев. Тогда в отряды стали проникать бандиты и бывшие полицейские, которые часто занимались мародерством. Вот что об этом в своем рукописном журнале писали рогачевские партизаны. «Под видом хозоперации они трясли сундуки и вымогали у местных самогон, брали ненужные в партизанском отряде предметы, угрожали оружием. Партизанский суд был суров, за мародерство расстреливали».

Первое время народным мстителям катастрофически не хватало продуктов и одежды. Если летом партизаны собирали грибы и ягоды, а местные делились овощами, зимой добывать обед было куда сложнее. Иногда в ход шел запас продуктов и зерна, припрятанный, как говорили сами партизаны, «на черный день». И все же одной из самых больших проблем была нехватка воды. Обострялась она в зимние месяцы, и тогда партизанам приходилось растапливать на костре снег. «В тех случаях, когда нельзя было расположиться около хороших водных источников, располагались около болота. Но вода была настолько грязной, что употреблять ее можно было, только предварительно процедив через тряпку, отделив грязь и головастиков, -- вспоминали партизаны одной из бригад. -- А вот весной все было хорошо: и воды везде хватало, и, к тому же, добывали в качестве напитка приятный березовый сок».

Мыться тоже было негде, поэтому в одежде нередко заводились паразиты. Чтобы от них избавиться, вещи прожаривали над костром в так называемой бане-колокольчике. Правда, процесс этот требовал определенного мастерства, а новички часто получали «неудачный колокольчик»: в руках оставался лишь маленький кусок ткани, все остальное сгорало вместе с насекомыми.

Из рукописного журнала «Быт Рогачевских партизан»: «В июне 1941 г. Гитлер увлекся успехами войны. Придя в свою рейхсканцелярию, встал перед своим портретом и спрашивает: «Скажи, Адольф, что с тобой будет через 2-3 года». Ему портрет ответил: «Меня снимут, а тебя повесят». (Фото из архива Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны)

Лечили больных и раненых в основном медсестры, фельдшеры и санинструкторы, а вот хирурги и врачи в партизанских отрядах были редкостью. Медикаменты собирали у населения или использовали трофейные, иногда добывали у немцев через своих связных в обмен на сало и яйца. В качестве перевязочного материала были бинты, марля, простыни, наволочки и даже старые парашюты. Кашель и грипп лечили с помощью травяных отваров, больные зубы вырывали без анестезии, а тяжело раненых по возможности отправляли в деревни к родственникам, знакомым и связным.

 

4 декабря 1943 года -- 896-й день войны

  • Советские войска вели наступательные бои на территории БССР и заняли более 40 населенных пунктов
  • Северо-западнее Гомеля наши войска с боями продвинулись вперед и заняли более 30 населенных пунктов, среди которых Гадиловичи, Дубрава, Турск, Горозец, Вишанки, Святое, Барановка, Глушица и железнодорожная станция Хальч
  • Партизанский отряд бригады имени Свердлова при помощи 500 местных жителей вывел из строя важную для противника шоссейную дорогу, расположенную на территории Минской области между райцентром Антополь и деревней Вулька, перекопав дорогу рвами на протяжении четырех километров
  • Опубликовано сообщение о том, что кузнецкие металлурги за 11 месяцев работы дали стране сверх плана более 70 тыс. тонн чугуна, 10 тыс. тонн стали, 15 300 тонн готового проката и 11 100 тонн кокса

До освобождения Минска оставалось 212 дней

 

Прочитано 16 раз
Оцените материал
(0 голосов)
« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Год малой родины

II Европейские игры

Молодежная политика

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»