Пятница, 08 Май 2015 12:00

Он брал Берлин

Он брал Берлин Фото Григория СОЛОНЦА
Григорий СОЛОНЕЦ

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Деревня Мерешино Слуцкого района встретила роскошной кипенью цветущих вишен. По ним и держали ориентир к деревянному дому на окраине. Его хозяин, Николай Михайлович Жук, единственный в округе фронтовик, участник кровопролитных боев за Берлин, встретил меня у порога. 

— Два года назад похоронил жену, 65 лет прожили вместе, душа в душу, теперь сам себе и кухарка, и хозяйка, — вздохнув, говорит Николай Михайлович. — Одному жить, да еще на старости лет, трудно, но что поделаешь…

Этот дом он построил с отцом после войны. А вскоре и свадьбу справили в нем. Здесь родились и выросли их с Аллой Ивановной дети — сын и две дочери.

— Они уже на пенсии, внуков дождались, а я — правнуков. Когда в гости с семьями приезжают, для меня нет большей радости. Жду их и на 9 Мая.

— А какое сегодня число? – вдруг спохватывается Николай Михайлович. — Ровно семьдесят лет назад, в предпоследний апрельский день сорок пятого, меня тяжело ранило у Бранденбургских ворот в Берлине.

Память снова возвращает его в последние дни войны.

В два часа ночи 30-ю пушечно-артиллерийскую бригаду подняли по тревоге. Срочно загрузили боеприпасы, и колонна «студебеккеров» с 76-миллиметровыми пушками на тяге взяла курс на столицу Германии. За рулем одного из автомобилей находился рядовой Жук.

— Старшим нашей колонны был младший лейтенант, не нюхавший пороху. Перед мостом через Шпрее надо было остановиться, осмотреться и пушки из походного в боевое положение перевести, что я и советовал сделать. Но младший лейтенант сказал, что он тут главный, и его приказы не обсуждаются. Молодой офицер, наверное, хотел командование бригады удивить своей смелостью, да только не такая, безрассудная, города берет. Обернулось все это бедой. Немцы разбили нашу колонну в пух и прах. Последнее, что отчетливо помню, — как разорвался рядом снаряд и машину комьями земли осыпало. Его осколки, как бритвой, срезали ступню правой ноги, которую я держал на педали газа. Из-за шока сначала боли не почувствовал. Все было как во сне: вывалился из кабины и пополз к мосту, в надежде там укрыться от смертоносного огня.  Затем очутился в реке, течением унесло меня чуть в сторону. Из последних сил прибился к берегу и, ухватившись за бетонную плиту, потерял сознание. Было это на рассвете, а подобрали меня пехотинцы в 11 часов утра. Сначала они приняли меня за убитого, но потом увидели, что подаю признаки жизни. Погрузили в санитарную машину и отправили в госпиталь в Познань. Так как последствия ранения оказались тяжелыми, начала развиваться гангрена, переправили поездом в Казань, где я в 21 год учился заново ходить с помощью протеза… Так теперь с ним, да еще с осколком в правом локтевом суставе, и живу. Его врачи не стали трогать, чтобы не повредить сухожилия. Осколок этот я получил «на память» об одном из боев на польской земле 10 октября 1944 года. Посчастливилось: вначале он пробил деревянный приклад автомата.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1944 года рядовой Жук был награжден медалью «За отвагу», которую получил уже после войны.  А еще у него есть медаль Жукова, удостоверение к которой подписано Президентом Беларуси Александром Лукашенко. 

— Прославленного маршала, тогда командующего 1-м Белорусским фронтом, мне довелось однажды видеть и слушать,— говорит Николай Михайлович. — Он приехал в нашу часть, когда проходило заседание военного трибунала, суровое наказание там вынесли одному солдату — тот попался на воровстве и мародерстве. Жуков выступил перед строем, сказал, что до Победы осталось полшага. Но расслабляться ни солдатам, ни офицерам никак нельзя: только высокая дисциплина и порядок во всем  обеспечат окончательную победу над врагом.

Николай Михайлович, показывая коллекцию заслуженных наград, среди которых есть и медаль «Ветеран труда», пояснил: это за тридцать лет работы  на тракторе.  А механизатором в колхозе имени Тельмана Слуцкого района Николай Жук был знатным! Мало того что все трактора в хозяйстве, от колесного универсала ХТЗ до гусеничного, досконально  освоил, так еще и в горячую уборочную страду ходил в передовых комбайнерах. Зная безотказный характер и редкое трудолюбие Михалыча, многие хотели с ним работать в одном экипаже. И только самые близкие люди понимали, как нелегко ему,  инвалиду Великой Отечественной войны, даются те трудовые рекорды. Но он ни разу вслух не посетовал ни на судьбу, ни на войну,  «наградившую» его протезом. Трудился в будни и в праздники не покладая рук — это о нем сказано. Он и сейчас, в свои почти девяносто, не сидит без дела, по-прежнему востребованы бензопила, сварочный аппарат, да и собственноручно собранный трактор Т-40 не простаивает: то огород вспахать, то воды или  дров из лесу есть на чем привезти.

— Пойдемте со мной, покажу вам свою красавицу, — предложил Николай Михайлович и повел в гараж. — Малолитражка «Ока» меня, водителя с 70-летним стажем, никогда не подводила. Надо в Слуцк, в управление соцзащиты или поликлинику — своевременно, при минимальном расходе топлива доставит. Раньше, когда жена еще жива была, на рыбалку машиной ездил. Когда позволяло здоровье, держал немалое хозяйство, но теперь, — как полушутя заметил, — отвечаю только за кота. 

Человеку, бравшему Берлин, я пожелал прежде всего — здоровья. Мы уезжали из Мерешино, а вокруг буйствовала весна. Как и 70 лет назад, в победном сорок пятом. 

Прочитано 2662 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Год малой родины

II Европейские игры

Молодежная политика

 

Телефон доверия

Подписка

 

Система «Расчёт»