ПРО, ДОВСЕ, ДРСМД… Как рушится мировая архитектура безопасности

В субботу, 2 февраля, на мировом политическом горизонте вновь замаячил призрак гонки вооружений и угрозы ядерной войны.

США заявили о том, что приостанавливают свое участие в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности
(ДРСМД). Президент России Владимир Путин на совещании с министрами иностранных дел и обороны в этот же день заявил, что Россия зеркально ответит тем же: «Американские партнеры объявили о том, что они приостанавливают свое участие в Договоре, и мы приостанавливаем. Они объявили о том, что они занимаются НИР и НИОКР и опытно-конструкторскими работами, и мы будем делать то же самое».


ДРСМД был заключен в далеком 1987 году. В тот период новый советский лидер Михаил Горбачев взял курс на прекращение конфронтации с Западом и основным геополитическим противником СССР – США. В результате серии переговоров Советы подписали ряд договоров об ограничениях в области различных видов вооружений – от обычных (так называемый ДОВСЕ) до стратегических ядерных. К числу последних и относится ДРСМД, согласно которому СССР и США обязались ликвидировать как класс баллистические и крылатые ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 км, а также договорились не разрабатывать и не развертывать подобные типы вооружений в будущем. Благодаря подписанию упомянутого Договора о сокращении обычных вооружений, где стороны устанавливали паритет обычной боевой техники и сухопутных войск, а также договоров о противоракетной обороне (ПРО разрешал иметь не более одной развернутой оборонной противоракетной системы каждому из противников) и сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1 обязывал сократить количество стратегических ядерных боеголовок и средств их доставки), наметилась обнадеживающая тенденция. Мир вздохнул с облегчением.

Казалось, после долгих лет противостояния в рамках печально известной «холодной войны» (временами в отдельных точках мира принимавшей характер боевых действий) угроза ядерного апокалипсиса отступила и была ликвидирована возможность взаимного обмена упреждающими или ответными ударами атомным оружием. Однако затишье было временным. Распад СССР, вступление бывших стран соцлагеря и Варшавского Договора в НАТО создали новую военно-политическую реальность, в которой Россия чувствовала себя незащищенной. Однако и США не учли всех нюансов: на рубеже веков стал активно расти «ядерный клуб».

Атомное оружие появилось у Пакистана, Северной Кореи, Израиля, опыт его создания имеется у ЮАР и Ирана. Параллельно совершенствовались и средства доставки. Ракеты средней и малой дальности создали не связанные никакими договорами Китай, Северная Корея, Израиль, Иран, Индия и Пакистан. В таких условиях архитектура мировой безопасности начала давать трещины.

Первым рухнул ПРО. В 2001 году Вашингтон объявил о фактически одностороннем выходе из договора, ссылаясь на то, что наличие ядерного вооружения и ракет у третьих стран делает США полностью уязвимыми. И тут же попытался создать элементы противоракетной обороны в Европе (в Польше, Румынии, Чехии), прикрываясь при этом мифическими иранской или корейской угрозами. В 2015-м уже Россия, недовольная значительным перевесом НАТО в области обычных вооружений в Европе (в 2–3 раза), приостановила свое членство в ДОВСЕ. И вот пришла пора ДРСМД. Еще с 2007 года российское руководство выражало озабоченность наличием американских противоракетных пусковых установок в Европе, потенциально способных запускать ракеты «Томагавк» с дальностью полета от 1000 до 2200 км, то есть подпадающих под ограничения договора.

В 2017-м Трамп выделил 25 млн долларов на разработку новой крылатой ракеты средней дальности, что также нарушает соглашение. А вот Вашингтон придрался к российской ракете 9М729, хотя, согласно тактико-техническим характеристикам, дальность ее полета не дотягивает до запрещенных 500 км. В результате США пошли на разрыв ДРСМД под надуманным предлогом невыполнения Россией своих обязательств. Так что от полноценной гонки вооружений теперь мир отделяет лишь Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-III). Однако его срок истекает ровно через два года, в феврале 2021-го. Будет ли он продлен и поможет ли это снизить градус военно-политической напряженности – пока не знает никто.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий