Мирные цели военной доктрины

Объединенное командование региональной группировки войск (сил) Республики Беларусь и Российской Федерации 18–22 марта проводит совместную штабную тренировку, которой руководит начальник Генштаба Вооруженных Сил – первый заместитель министра обороны Беларуси генерал-майор Олег Белоконев. Тренировка – это начальный этап подготовки к совместным оперативным учениям Вооруженных сил «Щит Союза – 2019».

Для союзного проекта Беларуси и России настает исторический момент. Две страны намерены определиться со стратегией развития. Эта работа еще не закончена, но можно предположить, что одним из основных элементов союза останется безопасность.

Кстати, не так давно была одобрена новая Военная доктрина Союзного государства. Это документ, отражающий взгляды государства на подготовку к вооруженной защите страны. Если меняется военно-политическая ситуация и появляются новые угрозы, документ требует пересмотра.

После развала Советского Союза и создания независимых государств на этом пространстве именно Россия и Беларусь стали инициаторами того, чтобы сохранить все лучшее, что было в отношениях между народами. Обе державы выступали за такую форму сотрудничества суверенных государств, которая давала бы людям возможность комфортно жить, создать максимально комфортные условия для развития экономики, культуры, здравоохранения, образования и т. д.

В это же время активно осуществлялись оптимизация систем военной науки и подготовки научных кадров государств-участников, координация планов научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ и проведение совместных фундаментальных поисковых и прикладных исследований по созданию новейших военных технологий. Успешно прошли мероприятия по развитию и углублению производственной и научно-технической кооперации предприятий в области разработки и производства вооружения
и военной техники.


Работа по редактированию Военной доктрины Союзного государства велась на протяжении 2016–2018 годов, в ней участвовали представители Вооруженных Сил Республики Беларусь и Российской Федерации.

Состоялись дискуссии по терминологии (определялось, что такое военная опасность, военная угроза, риск, вызов и т. д.). Доктрину могли принять еще раньше. Высший государственный совет был к этому готов, но появился новый субъект военной безопасности в России – Нацгвардия, следовало также учесть прочие моменты и договориться о них. Новые способы и методы ведения войны были отработаны на учениях «Запад-2017». Учения показали, что новая доктрина имеет право быть и она рабочая.

Любые национальные доктрины безопасности постоянно изменяются. В новой присутствуют решения, которые отображают нынешнюю военно-политическую и геополитическую ситуацию. Угроза региональных военных столк­новений в последние годы продолжает расти не только на периферии, но и в центре Европы.
Россия и Беларусь учитывают складывающуюся военно-политическую обстановку и принимают адекватные меры. И здесь очевидно, что с учетом принятия новых военных доктрин в России и Беларуси будут вноситься изменения и в Военную доктрину Союзного государства.

Основные противоречия в современном мире порождаются процессами глобализации мировой экономики: усиливается борьба, с одной стороны, за сохранение однополюсного мира, с дру­­-
гой – за формирование многополюсного мирового порядка и сохранение государствами суверенитета и национальной самобытности.

Соответственно, цель применения создаваемых группировок войск заключается в отражении агрессии, защите населения, суверенитета и территориальной целостности наших государств, в нанесении неприемлемого ущерба противнику, чтобы вынудить его прекратить военные действия и создать предпосылки для урегулирования конфликта путем переговоров.

В военно-политических основах прежней военной доктрины указывалось, что «существенное дестабилизирующее влияние на развитие военно-политической обстановки оказывают усиление националистического и религиозного экстремизма, неконтролируемое распространение ядерных и ракетных технологий, рост незаконного оборота оружия и наркотиков, международный терроризм и транснациональная организованная преступность». Как видим, на сегодняшний день здесь отсутствуют такие факторы, как практически полное разрушение системы международной безопасности, неконтролируемый рост милитаризации Польши и Прибалтики, «гибридные войны», использование санкций для экономического подрыва экономики конкурирующих государств и т. д.

В прежней редакции военной доктрины СГ утверждалось, что «в вооруженном конфликте на стороне противника могут действовать отдельные формирования как регулярных, так и иррегулярных
войск». Опять же, в настоящее время присутствуют уже и такие факторы, как незаконные вооруженные формирования (НВФ) и частные военные компании (ЧВК).

Новая редакция военной доктрины СГ – своевременный и актуальный документ, потому что он принимает во внимание все особенности изменения военно-политической обстановки как в нашем регионе, так и на международном уровне. В частности, новая военная доктрина досконально учитывает такие новые угрозы и вызовы, как «гибридные войны», подготовка и осуществление «цветных революций». Впервые упомянуты опасности, которые исходят от частных зарубежных военных компаний.

МНЕНИЯ

Беларусь и Россия не стремятся что-то завоевывать или кому-то наносить ущерб


Валерий Гайдукевич, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Беларуси по национальной безопасности, председатель Комиссии Парламентского собрания Союза Беларуси и России по безопасности, обороне и борьбе с преступностью:

– Разработка Военной доктрины Союзного государства – дело непростое. Тем не менее у нас схожие взгляды на применение вооруженных сил, выработку адекватных мер для отражения агрессии. И в белорусской, и в российской армии действует оборонительная доктрина: у нас нет стремления что-то завоевывать или кому-то наносить ущерб. Мы готовимся только отражать те агрессивные умыслы, которые могут возникнуть у наших недругов.

Военное сотрудничество в рамках Союзного государства – ключ к укреплению национальной безопасности

Александр Запольскис, колумнист проекта «СОНАР-2050»:

– Белорусская военная доктрина носит ярко выраженный оборонительный характер и постулирует отсутствие у Беларуси какого-либо четко обозначенного противника.

В свою очередь, в Военной доктрине Российской Федерации организация Североатлантического договора (НАТО), которая наращивает силовой потенциал и наделена глобальными функциями, прямо указывается в качестве одной из основных внешних военных опасностей.

Складывается ощущение несовпадения во взглядах доктрин
на характер военной угрозы. Но при всех различиях в рамках одного региона – именно западного направления – интересы обеих стран,
их взгляды на потенциальные угрозы совпадают. Это нашло отражение в национальных военных доктринах, рассматривающих сотрудничество в рамках СГ в качестве важного инструмента обеспечения национальной безопасности.

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий