Позвоните в скорую с температурой 40 – получите штраф за ложный вызов

Белоруска о переезде и жизни в Германии

Два года назад минчанка Анна вышла замуж за немца, а прошлой весной переехала к супругу в Магдебург. Правда, как сразу пояснила героиня, не навсегда: как только Майк выйдет на пенсию, пара намерена вернуться в Минск. В интервью «МП» Анна рассказала о многочасовых очередях к немецким врачам, эмигрантах и о том, чем коренного немца удивила белорусская столица.

О переезде: «При всей моей общительности первую неделю боялась выходить из дома одна»

В Минске Анна руководила фольклорным коллективом и с ребятами часто ездила в другие страны на концерты. В Магдебурге до знакомства с мужем была шесть раз, но, признается, никогда не думала, что будет здесь когда-нибудь жить.

– Мое настоящее знакомство с Германией началось с бюрократических проволочек. Очень много времени ушло на оформление всех нужных документов. Случались и такие ситуации: одно ведомство требует от тебя определенные справки и грозит санкциями, а ты не можешь их представить, так как бумаги не отдали в предыдущем ведомстве. Жаловаться здесь не принято, поэтому немцы терпеливо ждут все документы, боясь сделать еще хуже.

Прежде чем иностранец сможет получить визу и переехать в Германию, ему нужно выучить немецкий язык и сдать экзамен на уровень А1. Следующий этап – собеседование на немецком языке с консулом, который проверяет отношения вашей пары на предмет фиктивности. Если собеседование пройдено успешно, вы можете рассчитывать на то, что по прошествии двух месяцев получите визу.
По словам Анны, белорусам, которые планируют перебраться в Германию, стоит подготовить себя к тому, что переезд в основном дается очень тяжело:

– У меня никогда не было проблем за границей. Даже не зная языка, я могла объясниться в магазине, на улице. Все изменилось, когда начала воспринимать Германию как дом, а не как страну для путешествия. При всей моей общительности (к тому же Магдебург для меня был знакомым городом) первую неделю боялась выходить из дома одна. За год ситуация изменилась, но я все еще не могу сказать, что чувствую себя здесь счастливой. Стараюсь думать, что рядом – любимый муж, а где я сейчас – не важно.

После свадьбы супруги рассматривали и вариант переезда в Минск. Но понимали, что Майк со своей рабочей специальностью, без знания русского языка, вряд ли найдет работу в Беларуси. С гостевым браком тоже не получилось: было тяжело расставаться на месяц-полтора.
– И все же у нас с Майком есть план на будущее: когда он выйдет на пенсию, обязательно вернемся в Беларусь, – признается Анна. – В целом, если сравнивать работу, доходы, социальную защищенность, в Беларуси жить намного лучше. Наверное, поэтому здесь не так уж и много белорусов. А те, кого встречала, – не переселенцы, добровольно покинувшие страну, а женщины, что влюбились и вышли замуж за немцев.

О беженцах и курсах немецкого: «Преподаватель не может сделать замечание ученикам – его сразу обвинят в нетолерантности»

Чтобы получить вид на жительство в Германии, нужно не только представить пакет документов и зарегистрироваться, но и продолжить изучение языка. Вам дается три года на освоение немецкого до уровня В1. Переехав в Магдебург, Анна записалась на четырехмесячные курсы. Цена вопроса – €200 в месяц.

На курсах по немецкому языку из 18 человек Анна была единственным русскоговорящим учеником. Вместе с ней в группе занимались беженцы из Сирии, Ирака, Ирана и Афганистана, которым курсы и проезд на общественном транспорте оплачивает государство.

– Большинство из тех, кто был в моей группе, приходили на занятия лишь для того, чтобы отметиться. В течение четырех часов состав группы меняется несколько раз. И тем, кто подобно мне оплачивал учебу и пытался что-то усвоить во время занятий, было очень сложно. При этом преподаватель не может сделать замечание ученикам, потому что его сразу обвинят в нетолерантности.

По словам Анны, в Магдебурге не так много беженцев, как в городах Западной Германии. Тем не менее их присутствие сильно отразилось на жизни местных:

– В течение последних пяти лет, когда количество беженцев стало расти, вечером в городе местные одни не ходят. Помню, как в прошлом году, в мае, я после восьми вечера возвращалась домой. На улице тепло, светло, кругом цветут деревья, но за 30 минут я так и не встретила ни одного человека. Казалось, что попала в фильм ужасов.

О работе: «Для Германии жить в одном городе, а работать в другом – это норма»

Немцы довольно часто меняют работу и переезжают с места на место, поэтому не привязываются к недвижимости, не покупают дома и квартиры. Для граждан Германии, особенно восточной ее части, жить в одном городе, а работать в другом – это норма. Муж Анны, как и большинство магдебургцев, тоже работает не здесь.

– Когда среди недели выхожу на улицу, у меня иногда складывается впечатление, что выехал весь город: улицы пустеют. А к выходным все возвращаются, – говорит Анна. – Когда я переехала, Майк нашел работу в нашем городе с зарплатой в €1500, но очень скоро вернулся на прежнее место. Почему? За нашу двушку не в центре, но в хорошем районе, мы каждый месяц отдаем €700.

С коммунальными и телефоном выйдет вся тысяча. Плюс €200 за языковые курсы. Первое время Майк каждое утро ездил на работу за 200 километров, работал там 10–12 часов, а вечером возвращался домой. Но такой ритм его очень выматывал, и в конце концов мы приняли решение, что на пять дней он будет оставаться там, где находится работа. У меня здесь много друзей, я уже подстроилась под такой график. А еще в этом есть свой элемент романтики. Но молодые девочки, что мечтают об идеальной жизни, при подобной ситуации очень скоро впадают в депрессию.

Пока муж в отъезде, Анна занимается волонтерством и работает с беженцами и эмигрантами в Verein, русском обществе, где отвечает за организацию вечеринок, детских праздников и концертов. Поскольку это волонтерский проект, зарплату ей не платят, но выдают карманные деньги. Работая 20 часов в неделю, она получает €160 в месяц.

– Когда услышала сумму, очень долго смеялась, думая, что это шутка. Но нет, оказалось, что не шутка. Однако я пошла сюда работать не ради денег, а ради новых знакомств, контактов, общения. Для человека, только приехавшего в страну, это очень хорошая возможность интегрироваться, – поясняет Анна. – 20-летние девушки, оказавшись в Германии, получают образование на месте. Я же в свои 40 лет с дипломом педагогического университета и специальностью «Преподаватель мировой художественной культуры. Руководитель фольклорного коллектива» перспектив в плане работы не вижу. Есть вариант пройти обучение с практикой – Аusbildung, но максимум, на который я могу рассчитывать, – работа воспитателем в детском саду.

О пенсии: «В Германии дети не спешат помогать родителям-пенсионерам»

Чтобы в Германии получать хорошую пенсию, нужно проработать как минимум 45 лет. Но даже это не гарантирует вам безбедную жизнь.

– Стаж моей свекрови – 45 лет, а ее пенсия составляет €700. Если бы она жила без мужа и снимала квартиру, как делает большинство немцев, она скорее всего переехала бы в дом престарелых. Такие дома, кстати, здесь очень популярны.

По словам Анны, в отличие от Беларуси, в Германии дети не спешат помогать родителям-пенсионерам. И это неудивительно, ведь когда сыну или дочери исполняется 17–19 лет (возраст, позволяющий быть самостоятельным), родители, как правило, просят их съехать и снимают квартиру поменьше.

О медицине: «Даже если талон заказан на 10 утра, можете не попасть к врачу и к трем дня»

Анна живет в Магдебурге год и за все это время так и не нашла себе личного врача: никто не желает брать новых клиентов. Вот только, если у вас есть врач и страховка, это не гарантирует своевременную медицинскую помощь.

– Если вы позвоните в скорую с температурой 40, вместо помощи получите штраф за ложный вызов. Скорую вы вправе вызывать лишь в том случае, если не в силах самостоятельно добраться до больницы – попали в аварию или получили серьезную травму, перелом. Будьте готовы и к тому, что если заказали талон к врачу на 10 утра, не факт, что к трем дня вы к нему попадете.

На протяжении года Анна и Майк посещают только белорусские медицинские центры.

– У моего мужа был шок, когда мы без предварительной записи за €25 в оптике посетили врача-окулиста с ученой степенью (она к тому же разговаривала на немецком) и заказали очки, которые были готовы на следующий день. К слову, в Германии за такие же очки муж отдал €200. На следующий день записала Майка к стоматологу, где ему за €70 поставили 4 пломбы и сделали лазерную чистку зубов. Он долго не верил, что такое возможно. Оказалось, Майк записался к своему стоматологу в Германии, но прием был назначен только через 3 месяца.

Юлия ГАВРИЛЕНКО

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий