Проект «Беларусь помнит!». Мой папа дошел до Берлина

Моего отца, Самуила Исаковича Штейнера, в Воложинском районе знал каждый. Работая журналистом в местной газете, он объехал все на то время колхозы и совхозы, побывал как в больших населенных пунктах, так и в маленьких деревушках.

Дома о войне отец говорил редко. Но то, что 9 Мая было для него самым святым праздником, знала вся наша семья. В последний год жизни папа очень боялся, что не сможет пойти на парад. Что тут поделаешь – возраст! Быстро уставал, начинали болеть ноги…

…Летом 1941 года гомельский мальчик Самуил Штейнер окончил восемь классов и отправился к тете в Подмосковье. Тогда 15-летний юноша еще не знал, что с первого в своей жизни самостоятельного путешествия вернется прямо на войну.

Гомель уже был захвачен немцами. Отец подался в ополчение. Мама с младшими братом и сестрой эвакуировались в Предуралье, в Чкаловскую область. Самуилу удалось добраться до родных. А через некоторое время он записался в снайперскую школу.

Его направили в Рижское военное пехотное училище, откуда шел отбор в школу артиллерийско-инструментальной разведки. Избрал батарею топографической разведки. «Топаем ногами по местности», – как шутили тогда. Из приборов, которые были у разведчиков, – стереотруба да бинокль. Но в войну пришлось и самому стрелять из орудий, подносить и заряжать снаряды.

Младшего сержанта Штейнера оставляли при школе младшим командиром. Он трижды писал рапорты об отправке на фронт. Беседовал даже с начальником артиллерии Южноуральского военного округа генерал-майором Шуваликовым, заехавшим однажды в училище. И только после этого его направили в маршевую роту, где готовили бойцов для отправки на фронт. Так судьба забросила папу на 4-й Украинский фронт.

К месту расположения в деревне Ворошиловка направился со станции в Мелитополе. В памяти остались неубранное, в глубоких воронках, поле кукурузы и оторванная вместе с куском шинели рука немецкого солдата.

Бойцы постояли в этой деревне, может, с месяц. Потом началось наступление. Солдат посадили в эшелон и куда-то повезли. В это время папа подхватил малярию. Чтобы никто не видел, как его лихорадит, забрался в вагоне под нары. Когда эшелон остановился, выглянул из вагона: за рекой, в стороне от железной дороги, – знакомые очертания дворца Румянцевых-Паскевичей, что в Гомеле.

Так и узнал, что вновь попал на родину. Привезли новобранцев в Рогачев, в 120-ю стрелковую дивизию. Шел 1944 год. Уже вовсю велась подготовка к операции «Багратион». И папу назначили старшим разведчиком отдельного истребительного противотанкового дивизиона. С этим дивизионом он прошел от Рогачева до Эльбы.

В Минск отец вернулся в конце лета ­1945-го. Вначале дивизион попал в воинскую часть в Уручье, затем – в Масюковщину. А 5 ноября 1945 года он сел между вагонами в поезд, забитый до отказа людьми, – так хотелось побыстрее добраться до Гомеля! Был ужасный холод. Город оказался сильно разрушен: на километр все видно. Отец учился в вечерней школе, получая высшее юридическое образование. Заинтересовался журналистикой, стал писать, сотрудничал с многими газетами.

В 1952 году по направлению ЦК КПБ приехал в Воложин на должность ответственного секретаря районной газеты «Искра», которой отдал более сорока лет трудового стажа. Здесь же встретил нашу маму. А потом родились мы с братом…

Он умер на 91-м году, не успев ни с кем проститься. Мы все пока еще не привыкли, что папы нет, и вот уже который год, глядя на его пиджак с орденами, еле сдерживаем слезы. Традиция праздновать 9 Мая в семье осталась.

Дочь Наталья ШТЕЙНЕР, Воложин

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий