Сестра около 10 лет выбивает социальное жилье для брата-инвалида

Инвалид по зрению Сергей уже не первый год живет где придется. В холода – у сестры в «двушке», где зимуют еще мать-пенсионерка и безногий дядя. Летом – в недостроенном доме с выбитыми стеклопакетами недалеко от столицы. В остальное время выручают друзья – зовут в гости и разрешают остаться на недельку-другую. Социальное жилье Сергей ждет с 2009 года. И теоретически совсем скоро он мог бы въехать в одну из квартир дома, который в Дзержинске строится специально для социально незащищенных категорий граждан, вот только на практике этого, скорее всего, не случится. Корреспондент «МП» разбирается в запутанной ситуации, где многое – не то, чем кажется.

«На двоих предлагали комнату в общежитии – 14 «квадратов»

В далекие 90-е заселяясь с мужем в деревянный дом на четыре семьи, принадлежащий совхозу имени Фрунзе в Дзержинском районе, мать Сергея Керноги не предполагала, что через 20 лет именно он станет камнем преткновения.

– Договор, на основании которого мы заселились в дом, у совхоза не просили. Прописались и жили себе спокойно, – признается пенсионерка Наталья Кернога. – У нас до сих пор в паспортной графе «прописка» остался тот адрес: «деревня Фрунзе». Ни названия улицы, ни номеров дома и квартиры.

Дом тем временем ветшал. А потому дальновидный отец семейства в 2004 году встал в сельсовете на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий. В 2011 году дом признали не соответствующим техническим и санитарным нормам проживания, а в 2015-м и вовсе аварийным и грозящим обвалом. Его собственнику – тогда уже агрокомбинату «Ждановичи» – Дзержинский райисполком предписал переселить жильцов, а здание либо отремонтировать, либо снести. Агрокомбинат предпочел второе. Соседей семьи Кернога переселили довольно быстро. С Натальей Карловной так не вышло.

– К этому времени мы с мужем уже развелись. Дочка Юля пере­ехала в Минск, мы ей купили квартиру в Сухарево. Поэтому агрокомбинат предложил нам с сыном на двоих комнату в общежитии. Всего 14 «квадратов». Там едва две кровати влезут! Кухня одна на весь этаж, далеко от комнаты. Как Сергей, инвалид II группы по зрению, до нее дойдет сам? – объясняет причину отказа Наталья Карловна.
Второе предложенное жилье тоже не устроило.

– В той квартире уже были жильцы. В агрокомбинате по­обещали: «Они скоро съедут». Но когда я попросила предоставить письменные гарантии нашего переезда именно в эту квартиру, их отказались дать. А на честное слово я верить не захотела, – рассказывает пенсионерка.
Третьего предложения не последовало.

Кстати, как объяснили в самом агрокомбинате «Ждановичи», по закону он и не должен был предоставлять Керногам новое жилье – договора найма на прежнее у них не было. Юридически, считай, семья не имела на квартиру в разваливающемся доме прав. А потому аварийное здание просто снесли, так и не найдя компромисса с Натальей Карловной. Выходит, женщину с сыном-инвалидом фактически оставили на улице? Но не все так просто.

– Семья Кернога не жила в этом доме с 2010 года. Это могут подтвердить соседи и жители деревни Фрунзе, – отмечает председатель Демидовичского сельисполкома Анатолий Липский.
Тогда где в 2010–2015 годах проживали Наталья Карловна и Сергей?

«Коттедж – это громко сказано. Просто дом. К тому же недостроенный»

Выясняется, что глава семьи Кернога был не только трактористом совхоза Фрунзе, но и бизнесменом. В 1992 году он с женой создал крестьянско-фермерское хозяйство «Агран». На 150 га планировали разводить свиней, выращивать овощи. Бизнес шел хорошо. Керноги купили много сельхозтехники, начали строить коттедж в двух шагах от поля – чтобы хозяйство всегда было под присмотром. В этом доме, к слову, Наталья Карловна и Сергей сейчас и живут летом.

– Ну как коттедж… Коттедж – это, наверное, громко сказано. Просто дом. К тому же он до сих пор не достроен. Там нет отделки – ни внешней, ни внутренней, – уточняет Юлия, дочь Натальи Карловны. – Переехали сюда, когда жить в совхозном доме стало совсем невозможно.

На поверку «просто дом» все же оказался коттеджем примерно в 400 «квадратов». И да, как говорила Юлия, без внешней отделки. Как с этим дела обстоят внутри, нам увидеть не удалось – ключей у Натальи Карловны и ее дочери при себе не оказалось. Они не думали, что журналисты захотят увидеть «просто дом» своими глазами.

– Этот дом мы после развода поделили с бывшим мужем пополам. Жить круглый год невозможно: отопления нет. А летом с Сергеем приезжаем сюда, остаемся. Бывшему мужу есть где жить, по­этому он в этот дом деньги не вкладывает. А я не вкладываю потому, что нечего. Пенсия чуть больше 200 рублей, – уточняет Наталья Карловна.

Чуть позже, правда, выясняется, что пенсия – не единственный источник ее дохода. Наталья Карловна официально владеет фермерским хозяйством «Королевская бульбачка». Выращивает овощи примерно на 5 га и продает их столичным магазинам. Да и половина «просто дома» – не единственное владение Натальи Карловны. В 2009 году она получила от сельсовета земельный участок под строительство. А еще – льготный кредит для возведения дома.

– Хватило только на то, чтобы залить фундамент и купить блоки, – планировала потом вывести коробку. Но на это сейчас денег нет. Я в 2017 году, считай, не работала – у меня 15 больничных листов, – рассказывает женщина.

Так и вышло, что на троих у семьи – «двушка» в столице, половина коттеджа в 400 «квадратов» недалеко от МКАД, земельный участок с фундаментом дома, а мать и сын вынуждены жить у друзей и родственников.

«Дом снесли, а мы виноваты?»

В 2016 году с сельисполкомовской очереди на получение жилья Сергея сняли. И все – из-за непредставленной справки о составе семьи и занимаемом жилом помещении, которую отказались выдавать в агрокомбинате «Ждановичи». Объяснили коротко: Керноги не получат документ до тех пор, пока не докажут, что жили в позднее снесенном доме.

– По представлению областной прокуратуры в 2017 году нас обязали восстановить Сергея на очереди в связи с тем, что он после сноса дома не улучшил свои жилищные условия. Мы это сделали, – уточнил председатель Демидовичского сельисполкома Анатолий Липский. – Но вопрос заключается в том, что Наталья Карловна, Юлия и Сергей до сих пор не могут, как того требует законодательство, представить справку о составе семьи и занимаемом жилом помещении. А чтобы подтвердить свое право состоять на очереди, они должны принести этот документ.

Отстаивая свою правду, Юля дошла до председателя Миноблисполкома Анатолия Исаченко. Тот поручил специалистам более тщательно разобраться в ситуации. На прошлой неделе комиссия выехала в сельсовет. Обсуждение наболевшего жилищного вопроса с Юлей и Натальей Карловной, изучение многочисленных документов заняло больше двух часов.

Больше всего Юлю интересовал вопрос: почему брата сняли и с социальной очереди в Дзержинском райисполкоме? Причем узнала она об этом случайно в конце прошлого года. Начальник отдела ЖКХ Дзержинского района Светлана Авсянская изучила весь архив документов за 2009–2010 годы, когда, по уверению Юли, ее брата и поставили на очередь. Однако заявления с просьбой включить Сергея Керногу в соответствующий список там не нашлось. Так же, как и решения о постановке инвалида на ту самую социальную очередь

– Такого решения и быть не могло, – уверена Светлана Авсянская. – Прежде всего потому, что представить справку о составе семьи и занимаемом жилом помещении Сергей не может – не выдает агрокомбинат. Однако, даже если бы такая справка была, на основании ее Керногу невозможно признать нуждающимся. Семья занимала в доме 75 квадратных метров на четверых, тогда как по нормативу на каждого положено не более 15. То есть у них были лишние метры жилплощади. На каком основании семью в сельсовете изначально поставили на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий – непонятно.

Начальник отдела ЖКХ Дзержинского района Светлана АВСЯНСКАЯ:

– Предложенный мною и коллегами из облисполкома вариант с пропиской Сергея по адресу сельисполкома и последующей постановкой на учет как нуждающегося в соцжилье в Дзержинском райисполкоме – сейчас лучшее решение. Не понимаю, почему Юля и Наталья Карловна упорствуют. Сейчас идет сверка очередников, претендующих на социальное жилье, список будет уточняться, и почти наверняка он сократится. Это значит, что у Сергея очень большие шансы получить квартиру в том самом строящемся 160-квартирном доме. Жаль, если он упустит эту возможность.

В итоге специалисты предложили такой вариант решения жилищного вопроса Сергея Керноги: его прописывают по адресу сельисполкома и ставят на учет как нуждающегося в социальном жилье в Дзержинском райисполкоме. Тогда у Сергея есть шанс получить квартиру уже совсем скоро. Ведь в Дзержинске как раз строят дом на 160 социальных квартир. Но Наталья Карловна и Юля на такой вариант не согласны. Они категорически отказываются прописывать Сергея к сельисполкому.

Ведь в таком случае его зарегистрируют в очереди на получение жилья с 2019 года, а не восстановят с 2010-го (Юля вопреки словам начальника отдела ЖКХ Дзержинского района уверена, что именно в 2010 году брата все же поставили на социальную очередь в райисполкоме). Соответственно, его очередь сдвинется назад. Юля переживает, что брату еще не один год придется скитаться по родным и друзьям.

– Конечно, он – моя семья, двери моей квартиры для него всегда открыты. Но ведь это не значит, что про социальную очередь Сергея можно забыть. Мы не требуем квартиру с евроремонтом в столице. Но Сергею нужен свой угол. Государство же поддерживает инвалидов. Я до сих пор не могу понять, как можно снести дом и не дать ничего взамен? – пожимает плечами Юля. – Сейчас выходит, что тот дом снесли, а мы виноваты?

Елена ИВАШКО

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий