Проект «Беларусь помнит!». Гвоздики для деда

Спустя 70 лет я побывал на месте, где похоронен дед, рядовой Красной Армии, погибший осенью 1943-го на подступах к Киеву…

О деде, отце моей мамы, со школьных лет знал очень немного. Лишь то, что он был рядовым пехотинцем, успел повоевать всего несколько месяцев после призыва в армию и свой последний бой принял где-то на Киевщине. Переизданная и существенно дополненная республиканская книга «Память» сообщила нам главное – то, что рядовой Дмитрий Данилович Мельник похоронен в братской могиле в селе Балыко-Щучинка Кагарлыкского района Киевской области. Эта информация, вместившаяся в одно предложение, дорогого стоила!

Мельник Дмитрий Данилович
(1900–1943)
Родился в деревне Замориевка Лохвицкого района Полтавской области.
В Красную Армию призван летом 1941-го.
Рядовой 955-го стрелкового полка 309-й Пирятинской стрелковой дивизии.
22 ноября 1943 года за проявленную доблесть и мужество при выполнении боевых заданий награжден орденом Красной Звезды.

Будучи летом в отпуске, вместе с дочерью отправился по указанному адресу, чтобы отдать последние почести деду. По дороге купили алые гвоздики, которые с волнением возложили на мемориальную плиту. На ней среди высеченных в граните 3316 фамилий павших в боях за Родину солдат была и наша, родная: Мельник Д.  Д.

Склонив головы, постояли в задумчивости несколько минут. Тихо шумела листва деревьев, слышны были всплески гонимых ветром днепровских волн. Но они не могли потревожить вечный сон лежавших там воинов.

…Операция по освобождению Киева должна была начаться в районе Букрина, расположенном в 80 километрах от столицы. Однако две попытки наступления оказались неудачными. Немцы основательно укрепились на крутом правом берегу Днепра, создав четыре (!) линии обороны. Военные эксперты, опираясь на рассекреченные архивные документы, утверждают, что попытка выйти на Киев через небольшой (11 км по фронту и 6 км в глубину) Букринский плацдарм, где ширина реки достигала километра, была стратегической ошибкой советского командования. Осознав это, Ставка перенесла направление главного удара на другой участок – Лютежский плац­дарм, куда скрытно перебросили стрелковые и артиллерийские части, а также 3-ю гвардейскую танковую армию. А оставшиеся под Букрином войска продолжали форсировать Днепр под шквальным огнем противника, выполняя отвлекающий маневр… Вместе с бывалыми бойцами на верную смерть шли и мобилизованные накануне наступательной операции 18-летние юноши. Необученные, плохо одетые, подчас в гражданской одежде, вооруженные одной винтовкой на двоих…

Чудом выжившие участники боев на Букринском плацдарме вспоминали: «Страшно было смотреть, как гнали тысячи новобранцев из Черниговщины, Киевщины на вражеские пулеметы, словно телят на забой… Офицеры на ходу разъясняли, как надо действовать в наступлении, при форсировании реки. Лодок и понтонов не хватало, многие переправлялись вплавь в студеной воде, используя любые подручные средства: бревна, пустые деревянные ящики из-под патронов…» Раненые в отчаянной попытке спастись хватались за живых, и бойцы нередко целыми связками шли на дно.

До сих пор неизвестно, сколько людей утонуло в Днепре, сколько погибло на его берегах той кровавой осенью 1943-го… Официальные потери Воронежского фронта (с 20 октября 1943-го – 1-го Украинского фронта) при проведении Букринской наступательной операции составили: безвозвратные – 6498 человек, санитарные – 21 440, общие – 27 968 человек. Правда, украинские историки, в частности профессор Киевского национального университета В. Король, считают эти данные заниженными в несколько раз. Точно известно лишь, что звание Героя Советского Союза за проявленные здесь мужество и стойкость получил 361 офицер и солдат Красной Армии.

О событиях на Букринском плацдарме известный российский писатель-фронтовик Виктор Астафьев с горечью отозвался: «Мы залили здесь врага своей кровью, завалили своими трупами».

…В 1985 году на этом огненном и святом рубеже торжественно открыли мемориальный комплекс. В его центре на постаменте гордо возвышается 27-метровая фигура воина – собирательный образ бойца, достойно вынесшего на своих плечах все фронтовые тяготы и лишения. За ним открывается красивая панорама противоположного, левого берега Днепра. Именно оттуда наши войска предприняли штурм немецкого укрепления. И где-то там навечно остался в строю советских солдат, идущих в атаку, мой дед. Он погиб в 43 года, когда дочери (моей маме) едва исполнилось шесть лет. А ведь если бы ему довелось уцелеть, пережить войну, он смог бы понянчить внука, дождался бы правнучки.

Но мы все равно встретились, хоть и спустя семь мирных десятилетий. Родственную связь поколений даже войне и времени так просто не разорвать…

Внук Григорий СОЛОНЕЦ

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий