По итогам «Большого разговора с Президентом». Кедры в кадре

О пуховичской «кедровой роще» в последние месяцы не говорит разве что ленивый. Пытаясь спасти от вырубки уникальные для наших широт деревья, неравнодушные граждане писали во всевозможные инстанции и СМИ, направляли обращение накануне «Большого разговора с Президентом». На прошлой неделе о сохранении кедровых насаждений снова заговорили — на этот раз во время приема граждан помощником Президента — инспектором по Минской области Игорем Евсеевым.

Корреспонденты «МП» решили съездить в деревню Зазерка и лично разобраться в этом вопросе. Тут-то и выяснилось: уничтожать кедры никто не собирался, да и рощи, которую так отстаивают защитники природы, по факту нет…

Чтобы понять, как в Пуховичском районе появились сибирские кедры, вернемся на 12 лет назад.

2007 год. Пережирский сельсовет выделяет минчанке Надежде Нефедовой во временное пользование участок в деревне Зазерка сроком на 10 лет. На нем женщина должна была заниматься огородничеством — выращивать картошку, капусту и другие овощи. Но вместо этого она решила разводить… сибирские и карельские кедры.

— В один из дней гражданка Нефедова пришла в сельсовет и сказала, что у нее проросли кедры, которые нужно высадить. Мы запретили. По закону на земельном участке, выделенном под огородничество, такие деревья не высаживаются. Но Нефедова заверила нас, что будет занимается исключительно питомником, другими словами — только разводить и продавать саженцы, — говорит председатель Пережирского сельсовета Елена Зубович.

Как мы уже знаем, свое обещание женщина не выполнила и, сознательно нарушив закон, оставила кедры на участке. За несколько лет из маленьких саженцев они выросли в большие деревья и создали немало проблем своей хозяйке. Местному руководству — еще больше.

2017 год. Прошло десять лет, срок аренды на землю у Надежды Нефедовой закончился. Женщина решила его продлить и обратилась в сельсовет, но ей было отказано: участок, которым она пользовалась, находился в формировавшемся массиве индивидуальной застройки и в скором времени должен был быть продан с аукциона. Нефедовой нужно было освободить землю и решить, что делать с кедрами, но о том, что кто-то собирается уничтожать деревья, не было и речи. Их, говорит Елена Зубович, планировалось только пересадить. На это женщине дали целых два года.

После того как история с кедрами попала в СМИ, в сельсовет один за другим стали звонить люди и интересоваться, когда возобновится аукцион. Оказалось, желающих приобрести участок с необычными хвойными деревьями довольно много. Причем уничтожать кедры никто из них не собирался.

— Сельсовет не единожды за последние несколько лет предлагал свою помощь. Я лично обращалась к членам БРСМ, и ребята сразу меня поддержали. Они не просто загорелись идеей создать в райцентре кедровую аллею, но даже нашли подходящее для этого место. По непонятной причине Нефедова отказалась пересаживать деревья к хирургическому корпусу районной больницы. Хотя, согласитесь, где как не там они могли бы быть действительно полезными? Кедры была готова высадить на своем участке и школа — тоже не согласилась. Прошло два года, а Нефедова так ничего и не сделала.

Предлагали женщине и другой вариант. Она могла поучаствовать в аукционе и выкупить эти участки. Тогда бы земля с кедрами стала ее собственностью. Но и такой вариант ее не устроил.

Наши дни. Земля, на которой росли кедры, была поделена на два участка под жилые застройки и в марте — апреле должна была быть продана с аукциона. Но у Надежды Нефедовой появилась единомышленница из Новополоцка Светлана Киреева, которая была уверена: новый хозяин земли может срубить деревья. Во что бы то ни стало женщина решила сохранить «уникальный природный объект». Именно она накануне «Большого разговора» направила письменное обращение с просьбой сохранить кедровые насаждения, после чего райисполком приостановил продажу двух участков, на которых произрастают те самые кедры. Женщинам этого показалось мало, поэтому к помощнику Президента — инспектору по Минской области Игорю Евсееву они обратились с просьбой создать парк.

— Мы считаем этот объект уникальным как для Минской области, так и для всей страны. И хотели бы его сохранить именно в том виде, в котором он существует. Если не предпринять меры, этот уникальный объект мы можем попросту потерять. Если участки будут выставлены на аукцион и проданы, новый хозяин может их спилить, срубить, продать, — утверждала Светлана Киреева и задавалась вопросом: — Речь ведь идет всего о каких-то пятнадцати сотках, неужели нельзя сохранить эти кедры?

Председатель сельсовета Елена Зубович другого мнения. Для нее это не «какие-то пятнадцать соток», а крупная сумма денег, которую можно вложить в развитие населенных пунктов.

— Соседние участки, на которых кедров нет, мы уже продали. Один ушел за 18 800 рублей, второй — за 11 100 рублей. Для нас это большие деньги, которые мы могли бы пустить на благоустройство памятников. А их на территории сельсовета немало. Да и если уж говорить начистоту, какая это роща? Здесь пятнадцать соток и 60 кедров. Роща должна быть большой, минимум пару гектаров.

С председателем сельсовета сложно не согласиться. Картина действительно удручающая: заросший травой участок даже отдаленно не напоминает ни парк, ни тем более рощу. Возникает логичный вопрос: если у этих кедров столько защитников, почему же никто не ухаживает за ними? По словам директора местной школы Сергея Гуцу, на днях работники учреждения обкосили территорию, но закончить субботник и убрать траву под кронами Надежда Нефедова не разрешила.

Начальник Пуховичской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Юрий Курьянович:

— Кедр хоть и не внесен в Красную книгу, но относится к редким, нетипичным для Беларуси видам растений. Тем не менее люди высаживают их на своих участках, и в некоторых случаях, как в Зазерке, они хорошо приживаются на нашей земле. Теоретически взрослые деревья можно пересадить, но процесс этот будет довольно дорогостоящим. У кедров стержневая и разветвленная корневая система, то есть корни отходят примерно на полтора метра от кроны. Нужна специальная машина, чтобы все это выкопать и перенести на другое место. Есть и еще один момент: даже представить сложно, что станет с участком после того, как оттуда вывезут шестьдесят кедров и оставят огромные воронки.

Юлия ГАВРИЛЕНКО, фото Павла ОРЛОВСКОГО

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий