Нефтяные страсти в Персидском заливе

Пока мир праздновал 74-ю годовщину разгрома германского фашизма, а в нашей стране отмечали окончание Великой Отечественной войны, нарастало напряжение на Ближнем Востоке. Помимо боевых действий в Сирии и непростых арабо-израильских отношений, вновь на первый план вышла ситуация вокруг Ирана. И, как стало уже привычным, в роли «кочегара», раздувающего взрывоопасный конфликт, выступили США.

Как известно, год назад Трамп заявил о выходе Америки из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) – соглашения, подписанного в 2015-м Ираном с ведущими мировыми державами (Великобританией, Германией, Китаем, Россией, США и Францией). Суть соглашения сводилась к ограничению Ираном работ по обогащению урана и иных экспериментов и исследований в сфере ядерных технологий, допуску на свои объекты наблюдателей из международных структур, в обмен на это со страны снимались санкции и ей предоставлялась возможность вернуться на мировой рынок нефти. Однако ядерная сделка, бывшее детище Барака Обамы, фактически была уничтожена его преемником на президентском посту.

Правда, с решением США об одностороннем и без какого-либо повода выходе из договоренностей были не согласны остальные участники соглашения, поэтому Вашингтону пришлось пойти на попятный и выдать временные разрешения ряду стран (Греции, Индии, Италии, Китаю, Турции, Южной Корее и Японии) на покупку иранской нефти. Кроме того, европейские союзники, фактически игнорируя американские санкции против Ирана, продолжали взаимовыгодное торгово-экономическое сотрудничество с этой страной.

Нынешней весной начался новый виток обострения ситуации: администрация Трампа решила усилить давление на Иран, причем не только в экономической сфере, но и в военно-политической. Во-первых, в начале мая были аннулированы выданные ранее американским руководством разрешения на покупку иранской нефти и газоконденсата. При этом госсекретарь Майк Помпео без обиняков заявил, что цель этих действий – снижение до нуля экспорта иранской нефти и, соответственно, обнуление доходов Исламской Республики. С момента снятия санкций Тегеран продавал ежедневно до 2,8 млн баррелей нефти, получая около $50 млрд годового дохода. Разумеется, потеря этой прибыли существенно ударит по бюджету Ирана. Вдобавок американцы подготовили новый пакет санкций, которые коснутся не только нефтяного, но и других секторов эконо­мики.

Кроме того, США взяли курс на прямое военное противостояние. 8 апреля Трамп внес самую боеспособную военную структуру Ирана – Корпус стражей Исламской революции (КСИР) – в список иностранных террористических организаций. Это беспрецедентный шаг, поскольку впервые Вашингтон причислил к террористическим группам официальную структуру государства – члена ООН. Ну а развертывание в Персидском заливе ударной группировки американских кораблей (во главе с авианосцем «Авраам Линкольн»), переброску сюда стратегических бомбардировщиков B-52 и объявление о возможном размещении систем ЗРК Patriot можно рассматривать как прямую военную угрозу.

Разумеется, Иран не мог не отреагировать на подобные вызовы. Президент страны Хасан Роухани 30 апреля объявил террористической организацией Центральное командование Вооруженных сил Соединенных Штатов (CENTCOM), действующее на Ближнем Востоке, а правительство США назвал «спонсором терроризма». 8 мая Иран заявил о прекращении выполнения отдельных пунктов СВПД, касающихся обязательств продажи обогащенного урана и тяжелой воды, пригрозил реконструировать реактор в Араке и начать обогащение урана свыше допустимых по соглашению значений. При этом официальный Тегеран дал участникам сделки 60 дней на решение вопроса о восстановлении своей нефтяной торговли, в противном случае он готов пойти и на другие шаги.

К сожалению, ситуация складывается таким образом, что новый горячий инцидент может вспыхнуть в любой момент. На стороне США его союзники Саудовская Аравия и ОАЭ, а также Израиль. Иран может опереться на тактического попутчика – Турцию и Катар. Если добавить ливанскую «Хезболлу» и хоуситов в Йемене, где продолжается гражданская война, география возможного конфликта неприятно поражает своими масштабами. И, безусловно, искусственная эскалация напряженности в этом нефтеносном бассейне со стороны США – весьма опасная провокация с непредсказуемыми последствиями для всего мира.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий