Проект «Беларусь помнит!» Его живой талисман

«Моему дедушке, санитару, рядовому пехоты Александру Саевичу не было и двадцати, когда он вынес с поля боя 36 раненых красноармейцев, за что получил орден Красной Звезды.

Александр Иосифович Саевич (1925–2017 гг.). Великую Отечественную закончил сержантом. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени, медалью Жукова. Жил в деревне Тимковичи Воложинского района. Всю жизнь работал в сельском хозяйстве.

Древнегреческий бог войны Арес собирался отправиться в поход, но в его перевернутом боевом шлеме свила себе гнездо голубка, которую воин не посмел потревожить. С этим преданием и связано представление о голубе как о птице мира.

Может, поэтому собаку моего дедушки звали Голубь? Ведь даже в том сорок четвертом упрямо хотелось верить, что человек создан для счастья, как птица для полета.

…Они сидели вместе в пробитой снарядом воронке. Саша взял в руки котелок и закрыл им яркое солнце. В металлической посудине зияли шесть пулевых отверстий. Парень только цокнул языком и тяжело вздохнул. Но потом его лицо расплылось в радостной улыбке: снова каким-то чудом вражеские пули пролетели мимо. И рядовой Саевич привычно ощупал нагрудный карман гимнастерки, где лежала иконка. В эти тихие короткие паузы между боями Саше вспоминалась родная Воложинщина. И боец рассказывал про нее своему четвероногому другу – собаке Голубю, нежно гладя его по шерсти. Пес, как всегда, слушал молча.

Свое шестнадцатилетие Саша не праздновал. Обычно на день рождения отец готовил сыну скромный, но долгожданный подарок, и дружная семья Саевичей собиралась за столом. Но 25 июня 1941 года для юноши так и осталось молчаливой цифрой на листке календаря. Шел третий день войны. Деревня Тимковичи жила в напряжении. В любое время здесь могли появиться немцы. Дома сиротливо смотрели пустыми окнами вслед уходящим на фронт мужьям, сыновьям, внукам.

Характер мальчишки закалился еще в детстве. Душа умылась слезами, когда умерла мама. Маленький Саша слабыми пальчиками судорожно сжимал руку отца и испуганно посматривал на него, не понимая, куда же это увозят на телеге такую красивую неподвижную маму… Судьба вновь приказала быть сильным, когда от тифа умер отец. Это было уже при немцах.

В армию восемнадцатилетнего Сашу провожала мачеха. Худым, безусым шел он по пыльному шоссе в военкомат, почти не надеясь, что еще когда-нибудь повезет увидеть своих сестренок и братьев, которые уже остались за спиной и с тревогой смотрели ему вслед.
…Едкий, удушливый запах, казалось, навсегда останется в воздухе. В висках бешено стучало. Крепко ухватившись за край плащ-палатки, тянул ее на себя, отползая назад. На прорезиненном плаще лежал раненый. Саша старался тянуть плащ как можно осторожнее, но везде земля была вздыблена взрывами.

Рядовой Саевич разрывал упаковку и доставал бинты, которые мгновенно становились грязно-кровавыми, когда ими плотно перевязывал раненого бойца…

И потом он не смог очистить память от тяжелых воспоминаний. Навсегда остались в ней боевые товарищи: вот они бегут навстречу шквальному вражескому огню, обнимают руками воздух и падают, будто споткнувшись, и больше не встают. Навсегда остался в памяти земляк Адамович из деревни Янушковичи, с которым Саша только что говорил и старательно делал ему перевязку, а через несколько минут раненого друга разорвало снарядом.

В одни неимоверно длинные сутки санитар, рядовой пехоты Александр Саевич вытащил с поля боя 36 раненых красноармейцев, за что получил свою первую награду – орден Красной Звезды. И затем в каждый свой бой он под перекрестным огнем спасал по 30–40 раненых.

…Делать перевязки его научили в армии, в российском Козельске, перед отправкой на фронт. Наука, сказать по совести, была короткой. Младший лейтенант рассказал-показал и заключил: «Глаза боятся – руки делают! На месте сориентируетесь…» Так самостоятельно Саша и освоил нехитрую санитарную грамоту.

Специально обученная овчарка Голубь много месяцев служила вместе с рядовым Саевичем. Четвероногий напарник носил на себе две сумки медицинской поклажи. Во время боя, когда бинты заканчивались, Голубь опрометью летел к санитарной машине, где в сумки ему укладывали новую партию марлевых рулонов. На поле боя собака умело искала раненых. Найдет – бежит к Саше, хватает его за полу шинели и тянет…

Собака была опытным сапером: знала, где установлены мины, и предупреждала об опасности. Голубь заботливо оберегал своего хозяина и был его счастливым талисманом. Так и закончили бы они войну вместе…

…Снег плавился и шипел от взрывов. Вдруг, как подстреленная птица, собака упала на землю под осколочным дождем. И Саша внезапно потерял своего Голубя, свой счастливый талисман… Был конец февраля 1945 года, бои шли уже в Восточной Германии.

А на пятый день снаряд подкараулил и его. В глазах темнота, уши не слышат ни единого звука. Это была контузия, а солдат Саевич вначале подумал, что смерть. Упав, он опять поднялся и стал под перекрестным огнем, но кто-то резко потянул его за шинель…

– Ну и гороху набрал! – ойкал старый врач, когда делал Саше операцию. От верной смерти солдата спасли ватные штаны, в которых застряли железные осколки.

Когда Александр очнулся, он открыл только один глаз, второго, куда попали осколки, лишился навсегда.

…После ранения солдату Саевичу присвоили звание сержанта. Великую Победу он встретил в госпитале в городе Иваново. Это был первый настоящий праздник. А уже на Воложинщине Александр отметил второй – свое двадцатилетие…

…Всю жизнь у деда часто ныли и остро покалывали осколок в подбородке, осколок в руке. Упрямые горошины войны…»

Ольга САЕВИЧ, внучка

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий