Слишком добрый Алексей: почему минчанин уехал в деревню строить новую жизнь

Рудня Пильнянская – потрясающе живописная деревушка в Налибокской пуще, с остатками водяной мельницы конца XIX века на берегу уютного озера, в котором «рыбный ассортимент» удивит даже бывалого рыбака.

А вот и наш герой, 35-летний Алексей Карпович. С виду – самый настоящий работяга, со следами пота на лице, натруженными руками. Уже три месяца без перерыва на участке кипит большая стройка, которая день за днем приближает Алексея к новоселью в собственном комфортном доме. «По соседству будет бокс для ремонта автомобилей», – подсказывает нам председатель Налибокского сельисполкома Александр Пилинкевич. Вместе с ним приехали к человеку с «золотыми руками и замечательным характером».

Насчет рук – это да! Гайки Алексей крутит с 17 лет. И «докрутился» до того, что стал уважаемым и востребованным автомастером в столице. Открыл собственную небольшую СТО. Зарабатывал хорошие деньги, которые легко и незаметно уходили на дорогую одежду, автомобили и ночные клубы.

Что вкладывал свои доходы не туда, куда следовало бы, об этом Алексей сейчас жалеет. Как и о том, что не оставил город раньше. Говорит, что не понимает людей, цепляющихся любыми способами за столицу, и верит, что придет время, когда в  деревню станут массово ехать не только на выходные  – на всю жизнь.

Каким ветром занесло его самого в пущанские края, в какой момент «переклинило» минчанина в третьем поколении – об этом история отнюдь не умалчивает. Наоборот, Алексей может вспомнить чуть ли не день и час внезапно пришедшего озарения. Жил он тогда, переехав из родительской квартиры, в бабушкином доме в Минске, доставшемся ему по наследству. Первое время удивлялся непривычному укладу, новизне ощущений. А потом как-то загрустил на четырех сотках с собственным домиком и гаражом. Часто вспоминал бабушку, которая мечтала вернуться в деревню, но не успела…

– До 34 лет прожил, можно сказать, из гаража не вылезая, света дневного не видел, – откровенничает Алексей. – А тут как-то ехал весной в деревню и ахнул: «Бог мой, какая красота!»

Деревенский домик, о котором грезила бабушка, – вот он, рядом с новостройкой. Земельный участок в Рудне Пильнянской родственники заимели, когда Алексею было 5 лет. Сейчас в доме на 20 квадратах – и кухня, и спальня, и инкубатор с цыплятами.

– Скажу честно, смотрел другие места. Но люди советовали именно Налибокский сельсовет. Вроде тут очень поддерживают таких энтузиастов, как я, – улыбается Алексей. – Не обманули!

А теперь в этой истории следует поворот, который наверняка заставит по-новому взглянуть на нашего героя. Дело в том, что приехали в Рудню Пильнянскую вместе с Алексеем два лучших друга со своими семьями. Их тоже вдохновили желание начать новую жизнь и неплохая, в общем-то, бизнес-идея – выращивать огурцы по правилам органического земледелия. Сельисполком выделил участок, на котором ребята соорудили теплицы. Уже прикидывали в уме первые доходы, как случился страшный ливень, нанесший непоправимый ущерб. В итоге с огурцами пролетели.

– Это был хороший опыт, – тем не менее утверждает Алексей. – Научились выращивать экологически чистую продукцию. Хотя меня убеждали, что без химии огурцы не растут. А в Столбцах замерили уровень нитратов – 0!

Смеется:

– Правда, в справке написали 0,2, иначе санитарной службе пришлось бы приобретать новые контрольные приборы.

Насчет еды у Алексея вообще «пунктик»: все должно быть только натуральное, без химии. Овощи – с огорода (спасибо маме и ее грядкам!), молоко и мясо берет у соседей. Сам делает колбасы, полендвицу.

Кто-то, вероятно, подумает, что он странный парень. Например, не распроданные за день огурцы отдавал людям просто так, за спасибо. Или звонил настоятелю храма в Налибоках: забирайте!

– Вот это «бизнес»! – не могу сдержать своего удивления.

– Вы меня, возможно, тоже не поймете, – иронизирует Карпович. – Мне и друг-предприниматель говорит, что я слишком добрый для бизнеса и не умею врать. Но ведь если человек начинает лгать, то уже не остановится. И к чему придет?

После неудачной огуречной эпопеи ребята занялись ремонтом автомобилей и поневоле забросили участок. Один из друзей продержался год, второму такой жизни хватило на полтора.

– Извини, говорят: выбрали жен, – вспоминает Алексей недавнее прошлое. – Те поставили ультиматум: или они, или деревня…

– Не обидно?

– Не-не-не… Судьба проверила. Отвалились лишние «хвосты», сил стало только больше, – Алексей лучится оптимизмом. – Дружим как прежде, они ко мне в гости приезжают.

Теперь у Карповича другие помощники – из местных, налибокские.

– Очень благодарен Алексею, – чуть погодя, в сторонке, говорит мне председатель сельисполкома Александр Пилинкевич. – Сам не скажет, что один из его работников – шесть раз судимый, второй дважды в ЛТП был. Но они почувствовали себя людьми здесь, будто заново родились. Стараются!

Алексей заботится о своих помощниках и, как положено, платит им за труд. Но денег на руки не дает. Регулярно ездят вместе  в Столбцы, где на заработанную сумму те покупают себе продукты и необходимые вещи. Такая схема, похоже, устраивает обе стороны.

– Вижу в них обычных, нормальных людей,– с ходу угадав мои молчаливые сомнения, говорит Алексей. И довольно улыбается: – Со мной не попьянствуешь! Можно отправлять сюда на перевоспитание…

Жители деревень Рудня и Пильница, дачники называют его идеальным депутатом местного Совета, в нашем случае – Налибокского. Районные службы уже знают: если звонит Карпович, проще сделать, чем отмахнуться: достанет!

– Надо  постоянно «бомбить» – для того ж депутат и есть! Зато у нас чистота и порядок, – Алексей насчет своих общественных полномочий ничуть не сомневается.

На участке, который сейчас напоминает скорее строительную площадку, – кажущаяся неразбериха, беспорядок. Но это только на первый взгляд. Вот «Волга ГАЗ-24» и свежеокрашенный «ЛуАЗик» – с ними Алексею пришлось повозиться. Зато теперь ретромобили на ходу и вполне годятся для прогулок по пущанским проселкам. Вообще ремонтом машин сейчас занимается только «для поддержания штанов» или в каких-то экстренных случаях: собственное время дороже! Пока его целиком «съедает» стройка. 

В сарае – тестомесы и прочее пекарное оборудование. Когда-то в соседнем Клетище пекли знаменитый на всю округу хлеб по еще, как тут говорят, партизанской технологии. Сохранилось здание и уникальная печь. Алексей хочет возродить пекарню, Но пока все упирается в бюрократические формальности. В любом случае выпекать хлеб он намерен – в Клетище или в любом другом месте. Местная власть идею эту поддерживает обеими руками.

– Вкус того хлеба запомнил до конца жизни, – мечтательно произносит Александр Пилинкевич. – А новый можно так и назвать – «Партизанский».

Во дворе бродят куры. Они пока единственные представители живности в хозяйстве у Алексея. Но скоро появятся свинки и бычки. «Так дело и до коровы дойдет», – улыбается молодой человек.

– Хозяйку бы сюда еще, –  в тон ему пытаюсь подыграть я.

Алексей серьезнеет:

– Мало кто из женщин хочет жить в деревне и работать на земле.

И снова с улыбкой:

– Но надежду не теряю – сама найдется!

«Сельская идиллия» Карповича длится уже три года – в деревню он переехал окончательно как раз в мае. Говорит, что довелось многое переоценить. Пришлось расстаться с иллюзиями: не все так просто, как кажется, и не все происходит быстро, как того хочется. Припоминает свои злоключения с подведением электричества на участок. Таким как он, считает Алексей, будто специально вставляют палки в колеса. Хотя по идее должно быть с точностью до наоборот.

– Ни богаче, ни беднее не стал, – наконец резюмирует Алексей. – Это пока вклад в будущее, в мечту. А моя мечта именно здесь…

– Что за она, если не секрет?

– Стать независимым! У меня открылось второе дыхание. Вкус свободы ощутил…

Минск – Налибоки – Рудня Пильнянская – Минск

Игорь ГОНЧАРУК

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий