…И 75 лет спустя они возвращаются с войны

Говорят, война заканчивается тогда, когда похоронен ее последний солдат. Это важно, в первую очередь, для живых: детей, внуков, правнуков, которые ничего не знают о судьбе своего отца или деда, и не могут прийти к месту его последнего упокоения. Почти четверть века поиском неучтенных воинских захоронений, установлением имен погибших защитников Отечества и жертв войн занимается 52-й отдельный специализированный поисковый батальон Вооруженных Сил. За это время удалось обнаружить, извлечь и перезахоронить останки более 36 тысяч человек. К сожалению, установить имена погибших удается лишь в каждом десятом случае.

Известные неизвестные герои

Сегодня количество поставленных на государственный учет захоронений превышает 7 700. В них более 2 миллионов погибших. Но если вспомнить, что в Великой Отечественной войне Беларусь потеряла порядка 3 млн человек — вернуться домой должны еще тысячи солдат…

— Наша страна несла потери уже с первых дней войны. Утром 22 июня 1941 года оккупанты заняли Брест, подавив небольшие очаги сопротивления. На второй день войны гитлеровцы полностью контролировали Гродно, а 27 июня вошли в Барановичи. Наши войска стремительно отступали, но попали в немецкое окружение. Те, кто оказался в этом «котле», были обречены. Сохранились воспоминания командира немецкого взвода: «Мы стреляли из пулемета, а советские солдаты шли, волна за волною. Люди падали, за ними шли следующие, падали, шли другие». Трудно даже представить, сколько солдат полегло в том бою, — говорит ведущий специалист управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Минобороны Республики Беларусь Александр Лугин, показывая карту боевых действий конца июня 1941 года.

 — А вот Рогачев и Жлобин — первые наши города, которые удалось освободить в результате успешного контрудара генерал-лейтенанта Леонида Петровского. И здесь не обошлось без потерь. На территории Рогачевского и Жлобинского районов мы ежегодно проводим поисковые работы: обнаруживаем останки погибших, предметы личного пользования, именные медальоны.

Июль 2017 года. Бойцы 52-го отдельного специализированного поискового батальона совместно с энтузиастами-поисковиками из Пензенской области проводят раскопки в районе деревни Малые Коноплицы Рогачевского района. Обнаружены и извлечены останки 41 военнослужащего Красной Армии: все они погибли в 1944 году при освобождении Беларуси. Здесь же найдена медаль «За отвагу». Только по ее номеру удалось установить имя одного бойца — это лейтенант Николай Бакалдин. Имена остальных сорока солдат остались неизвестными. Найденные останки красноармейцев были перезахоронены в братской могиле Старого Села.

В кабинете Александра Лугина висит карта с указанием мест проведения поисковых работ. Минская область сплошь усыпана синими точками — это значит, что в том или ином населенном пункте проводились раскопки и были обнаружены захоронения. Прошу ведущего специалиста управления рассказать о нескольких поисковых операциях.

— В мае 2013 года проводили полевые поисковые работы в районе деревни Теплень Узденского района. Извлекли останки пяти человек. Среди сопутствующих находок было обнаружено и 4 медальона. К сожалению, удалось прочитать только вкладыш одного из них. По тексту узнали имя — уроженец Казахской ССР Амиртай Хамитов. На перезахоронение останков красноармейца приехал его племянник, — говорит Александр Лугин.

Три года назад в Борисове на месте бывшего концлагеря для военнопленных «Шталаг 382» были обнаружены останки почти четырех тысяч узников. Следов расстрела на костях не было, вероятнее всего, большинство людей умерли от голода, холода и болезней. Удалось установить имена 19 погибших.

О смерти не думал никто

На вопрос, как же удается определять захоронения, которые в большинстве случаев не имеют опознавательных знаков, Александр Лугин ответил прямо: в этом помогают и участвуют, в том числе, все белорусы.

— Участников и свидетелей войны с каждым годом все меньше. Но нередко дедушки и бабушки рассказывают своим внукам, правнукам о событиях тех лет. Это могут быть в том числе и сведения о захороненных красноармейцах, партизанах. С этой информацией можно обратиться в военный комиссариат или райисполком, заполнить так называемый информационный лист с указанием точных сведений захоронения. Если эти данные подтверждаются, лист направляется в 52-й отдельный специализированный поисковый батальон. В течение года вся информация, присланная из разных регионов, систематизируется, составляется план работы на поисковый период, который длится с середины апреля по октябрь. В этом сезоне, к примеру, запланировано обследовать 96 поисковых объектов, — Александр Лугин показывает план работы поискового батальона на 2019 год. Согласно ему, в Минской области будут обследованы 4 объекта: в Вилейском, Мядельском, Борисовском и Дзержинском районах.

Внимательно изучаю информационный лист, присланный жительницей Борисовского района. Как пишет заявительница, по словам ее свекрови, в конце лета 1941 года в небе над Лошницей был сбит советский самолет, упавший в заболоченной местности. Погибшего пилота жители деревни похоронили за огородами. Схема расположения могилы прилагается.

— Некоторые присылают точные координаты объекта, кто-то по старинке делает зарисовку, — объясняет ведущий специалист. — Нам главное, чтобы человек обозначит место предполагаемого захоронения.

Нередко, уверяет Александр Лугин, приходится проводить и внеплановые поиски. Так было в феврале-марте этого года: в Бресте, при строительстве дома обнаружили останки расстрелянных узников гетто. Всего бойцы 52-го поискового батальона подняли останки 1214 человек. Кости находили на глубине 1,5-2 метра. Во многих черепах были дыры от огнестрельных ранений. Судя по положению останков, родители до последнего защищали своих детей, прикрывали телами. В расстрельной яме также были найдены часы, ложечка, глазной протез, мундштук, монеты разного номинала и другое.

Июнь 2019 года. Дачники у деревни Хатежино Минского района обнаружили в лесу у дороги человеческие останки. На место оперативно выехали представители поискового батальона и с участием членов группы «Батьковщина» обнаружили и извлекли останки двух погибших военнослужащих РККА. Один из них офицер — это удалось установить по капитанской «шпале». Здесь же был найден значок парашютиста СССР — предположительно, также принадлежавший офицеру. Имена погибших, к сожалению, установить не удалось.

— Обнаруженные останки забрали для проведения экспертизы представители Следственного комитета. Минский районный исполнительный комитет в дальнейшем определит, где и когда перезахоронить погибших, — отмечает Александр Лугин.

Каждый раз, возвращая солдата с войны, поисковики надеются установить и его имя. Но такое случается не всегда. Хотя красноармейцам полагалось иметь при себе медальоны — восьмигранные капсулы с завинчивающимся колпачком, внутри которой помещался вкладыш — бланк установленного образца. На нем указывались личные данные бойца: имя, место и год рождения, место призыва. Но многие солдаты вместо хранения «смертной» записки в медальоне приспосабливали капсулы под мундштук, или даже хранили в них иглы. «Чаще всего так поступали военнопленные. Понимаете, когда зима и холод, им было важнее свою дерюжку заштопать, чтобы живыми остаться. Даже в таких условиях о смерти никто не думал», — объясняет Александр Лугин.

Порой имена удается восстановить по различным надписям на личных вещах — котелках, ложках, кружках, ремнях и прочих предметах. Не так часто, но воины-поисковики обнаруживают вместе с останками ордена и медали, по номерам которых также можно установить сведения о награжденном.

«Говорящие» находки

Предметы, обнаруженные во время поисковых работ на неучтенных воинских захоронениях, заслуживают отдельного внимания. В июне 2018 года у фальварка Маньковичи Поставского района были подняты останки 100 воинов Русской императорской армии. Здесь же обнаружили иконку, погоны, нательные крестики, монеты, гильзы от патронов. Сразу удалось установить личности двух погибших солдат — данные о них сохранились на бумажных записках, которые были вставлены в гильзы от патронов и больше 100 лет пролежали в могиле! Сведения о третьем сослуживце были установлены по архивным документам. «В 2019 году еще удалось обнаружить документы, где были имена убитых и захороненных у фальварка Маньковичи. По ним установили личности еще 34 человек», — говорит Александр Лугин.

Еще одна уникальная находка — орден Александра Невского, обнаруженный в 2018 году во время поисковых работ в Калинковичском районе. Он принадлежал лейтенанту Ивану Викторенко, командиру минометной роты.

— Награда эта довольно редкая — в годы Великой Отечественной войны орденом Александра Невского было произведено около 42 тысяч награждений. На моей памяти это первая награда такого уровня, — говорит ведущий специалист. — Поисковики-общественники нашли родственника погибшего офицера — им оказался российский летчик-космонавт, Герой Советского Союза Александр Викторенко. Министр обороны Андрей Равков лично передал ему орден, который Александр Степанович отдал на хранение в Калинковичский краеведческий музей.

И все же самые ценные находки — те, по которым можно установить личность погибшего. Управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Республики Беларусь, а также 52-й отдельный специализированный поисковый батальон Вооруженных Сил для того и работают, чтобы каждый из тех, кто ушел на войну и не вернулся, обрел свой последний приют. И чтобы даже спустя 75 лет родственники пропавших без вести солдат смогли узнать, как погибли их предки.

Судьбы военнослужащих, погибших при защите и освобождении Беларуси в 1941-1944 годах, могут быть установлены по сведениям из автоматизированного банка данных «Книга Памяти Республики Беларусь» (если они имеются). Для этого необходимо обратиться в управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил.

Галина Наркевич

Фото Павла Шнипа, Светланы Курейчик, из архива управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Министерства обороны Беларуси

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий