«Одна страна – две системы»: как долго Гонконгу удастся сохранять автономию?

Камни и палки – вот древнейшие орудия спонтанного сопротивления. Однако современный протестующий – человек подготовленный и технически неплохо экипированный. Например, в прошедшие выходные участники антиправительственной манифестации в Гонконге, помимо традиционных кирпичей и отломанных перил, использовали против полиции металлические прутья, стеклянные бутылки, арбалеты с металлическими шариками и даже луки со стрелами! Возле района Шёнвань разбушевавшиеся демонстранты направили на полицейский кордон подожженную тележку с разным хламом, а их сотоварищи в других районах устроили массовые поджоги.

Разумеется, гонконгские правоохранители вынуждены были реагировать на столь явное нарушение закона. Для утихомиривания многотысячной толпы (по сообщениям некоторых СМИ, в демонстрациях участвовало свыше 280 тысяч человек!) были применены спецсредства: слезоточивый газ, резиновые пули. Задержано не менее 49 демонстрантов, есть раненые.

Массовые выступления в Специальном административном районе Гонконг (так официально именуется эта бывшая британская колония, с 1997 г. вернувшаяся под суверенитет Китайской Народной Республики) начались два месяца назад. Поводом послужило желание местных парламентариев принять закон об экстрадиции в материковый Китай преступников, совершивших тяжкие преступления и скрывающихся от правосудия в Гонконге. Звучит странно, но территория, уже 22 года являющаяся составной частью Китая, до сих пор не имела (и пока не имеет) такого соглашения с основной частью государства. При этом подобные соглашения гонконгскими властями подписаны с другими, мягко скажем, не совсем дружественными КНР странами, например с США. Такая ситуация – наследие британского владычества.

Захватив в результате знаменитых «опиумных войн», а также арендовав на 99 лет земли Гонконга, «владычица морей» последовательно создавала тут крупный порт, пользовавшийся беспошлинным правом ввоза и вывоза товаров, индустриальный, а затем и финансовый центр. Через Гонконг осуществлялись связи с Китаем в пору послевоенного строительства коммунизма, шли инвестиции в китайские свободные экономические зоны. Одновременно тут нашли убежище и все политические противники компартии Китая. Воспитанные в созданных Великобританией школах, впитавшие ряд элементов бытовой, религиозной и политической европейской культуры, живущие в условиях англо-саксонской правовой системы этнические китайцы превратились в совсем иной народ и создали общество, существенно отличающееся от собственно китайского.

Однако к концу ХХ века срок аренды истекал, а Британский лев уже утратил свое былое могущество, чтобы успешно бороться за остатки имперского наследия. И 1 июля 1997 г. Гонконг вернулся в состав Китая, сохранив, однако, на 50 лет (до 2047 г.) широкую автономию и собственные законы. В юрисдикцию КНР попадали только внешняя политика и вопросы обороны, внутренне же управление по-прежнему осуществлялось на основе местных традиций. Тем не менее Китай периодически пытается влиять на внутриполитические вопросы Гонконга, постепенно интегрируя эти территории и готовя их к неизбежному и полному поглощению. Однако это вызывает протест у части местного населения. Так, в 2014 г. 75 дней длилась памятная «революция зонтиков», которая началась после попыток установления Пекином контроля над местными выборами. А в начале июня этого года начались массовые акции протеста против уже упоминавшегося закона об экстрадиции. И хотя под давлением протестующих, которым удалось даже захватить 1 июля местное законодательное собрание, обсуждение закона было отложено на неопределенный срок, манифестации продолжаются, а их участники требуют отставки нынешней главы администрации Керри Лам.

Однако вряд ли им удастся развернуть курс правящей элиты Гонконга, уже настроившейся на постепенное сближение с Китайской Народной Республикой. План «одна страна – две системы» медленно дрейфует в сторону объединения этих самых систем. И официальный Пекин недвусмысленно заявляет о своих полных правах на владение Гонконгом, а также о том, что не потерпит вмешательства в свои внутренние дела. Подтверждение этому – недавнее жесткое высказывание официального представителя МИД КНР Хуа Чуньин: «Мы выступаем против любых попыток внешних сил вмешаться в дела Гонконга. Мы надеемся, что они как можно скорее закроют свой рот по этому вопросу».

Алексей Беляев, политолог

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий