Проект «Беларусь помнит!» Юный партизан

Михаил Крицкий родился в деревне Пузово Копыльского района в многодетной семье (пятеро сыновей и одна дочь). Старшему Александру едва исполнилось 18 лет, когда умерли отец и мать. Деревня находилась на границе с Польшей – в километре от пограничной заставы. Начальник заставы и его заместитель регулярно приходили в школу, где учился Миша, рассказывали детям об охране государственной границы.

В восьмом классе Михаил увлекся радиоделом, тогда репродукторов в деревне еще не было. Как потом вспоминал Михаил Иванович:
«Я приобрел одноламповый детекторный радиоприемник, по которому можно было слушать передачи через наушники. Мы с другом сделали усилитель на три лампы. На заставе мне дали громкоговоритель. Июнь 1941 года… Пришел домой и начал умываться, в это время заходит директор школы Радлевский и просит меня включить радиоприемник, потому что беспрерывно летят одна за другой группы самолетов. Я включил его, диктор сообщал, что через несколько минут будет выступать Вячеслав Молотов. Я поставил динамик на подоконник, открыл окно. На улице собралось много односельчан. Все слушали выступление Молотова о вероломном нападении Германии на нашу Родину. В шести километрах от деревни проходила, как ее называли, екатерининская шоссейная дорога Москва – Варшава. На ней круглые сутки стоял гул моторов. Застава эвакуировалась. Однажды ко мне пришел друг Миша Станиславчик и сказал, что у него в огороде лежат винтовки и много патронов. Пять винтовок и патроны мы вечером закопали, обложили соломой и ветками. Через несколько дней опять в огороде обнаружили у забора семь винтовок с патронами, которые тоже спрятали.

Через месяц, а может, и больше, мы впервые увидели немцев, которые заехали в деревню, меняли сахар на яйца.

С начала 1942 года начали создаваться отряды из числа местного населения. Первыми партизанами из нашей деревни были председатель колхоза Василий Заяц – организатор группы, директор школы Радлевский.

Немцы постоянно говорили, что заняли Москву и Ленинград и что Красная Армия разбита. На домах в деревне оккупационные власти расклеивали листовки с требованием сдать радиоприемники, угрожали, что в случае неповиновения ждет смертная казнь. Михаил в самом начале войны сдал свой радиоприемник в сельсовет, однако вскоре забрал его обратно. Об этом мало кто знал. Впоследствии приемник очень пригодился партизанам – они смогли получать информацию о ситуации на фронте».

Михаил Крицкий вместе с Михаилом Станиславчиком передали партизанам припрятанное оружие, а также радиоприемник.
Старший брат Михаила Александр приехал из Минска, где окончил физмат БГУ. Он был тесно связан с партизанами в Копыльском районе. Поддерживал связь с командованием отряда, а также с командиром бригады Василием Еременко.

Из воспоминаний Михаила Крицкого: «В 1942 году я ехал верхом на лошади, сзади прицеплен плужок, окучивать картошку. Навстречу мне полицаи. Все проехали, а один из них окликнул меня: «Где-то здесь живет Михаил Крицкий». Предварительно вытащил из кармана записку, прочитал. Я, ошарашенный, показал на колодец, позади, и говорю: «Вторая хата от колодца». Далее полицай спрашивает: «А он дома?». Я сказал, что когда проезжал мимо, он рубил дрова. Полицай быстро побежал, а я что есть духу поскакал на лошади без плужка в соседнюю деревню Братково, к сестре. Понял, что у полицаев на учете и нужно их остерегаться.

Однажды нас предупредили, что завтра в деревню прибудут полицейские. Я и мой друг Миша Станиславчик решили переночевать у него, а утром уйти в лес. Спали на чердаке в сарае. Под утро я проснулся, разбудил друга, мы договорились, что он возьмет дома поесть, зайдет за мной и уйдем в лес. И тут, не успел я отойти от его дома метров на двадцать, люди в тревоге сообщают, что полицейские окружают деревню. Я быстро вернулся, крикнул Мише, он выпрыгнул через окно, и мы побежали к ближайшему лесу. К нам присоединился односельчанин Антонин. Не успели добежать до леса, как с опушки начали стрелять. Мы побежали в сторону кладбища, а это где-то метров триста по открытой местности. Упал Антонин, упал мой друг Миша. Я решил живым не сдаваться. Не успел добежать метров пятнадцать до кладбища, как пуля попала мне в палец руки. Я упал и ползком добрался до кладбища. Потом по ложбине побежал в другой лес.

Антонина сильно ранили в ногу, повредили кость. Он остался калекой. Мой друг Миша ранен не был.

Всех жителей согнали в конец деревни. Сюда же привели раненого Антонина и Михаила Станиславчика. Мать Антонина со слезами на глазах упросила сохранить ему жизнь, и его оставили, а Мишу забрали с собой и расстреляли. Так не стало моего друга.

В марте 1943 года я, забрав с собой обрез винтовки и патроны, ушел в партизанскую бригаду имени Ворошилова. Мне сказали, что есть оружейная мастерская, где из моего обреза сделают настоящую винтовку. В этой мастерской выплавляли ствол из неразорвавшихся снарядов и бомб, делали ручные самодельные гранаты.

Меня направили в отделение по охране бригадной батареи. В бригаде было одно орудие 75 мм и два орудия 45 мм. Затем с группой партизан ходил минировать шоссейную дорогу Москва – Варшава.

В 1944-м широкий размах приобрела «рельсовая война». Мы ждали прибытия самолетов, которые должны доставить нам мины. На большой поляне разожгли костры. Вскоре был сброшен груз для подрывных операций.

Ночью, точно не помню, где-то в конце мая – начале июня 1944 года, всей бригадой выдвинулись к железнодорожному мосту Клецк – Тимковичи. Наш партизанский отряд имени Богдана Хмельницкого вышел в район железнодорожной станции Дегтяны. По сигналу ракеты все подожгли шнур взрывателей – был такой приказ. Каждому партизану нужно было взорвать два рельса. На станции Дегтяны стоял эшелон, готовый к отправке на фронт, наш отряд с боем занял станцию, а потом уничтожил эшелон. Партизаны захватили много вооружения. Железная дорога оставалась разрушенной до освобождения нашими войсками.

С частями Красной Армии мы соединились в районном центре Узда. По пути на Минск часто вступали в бои с отступавшими немцами. В Минске прошел парад партизан, в котором участвовала и наша бригада имени Ворошилова. И так для нас война была окончена».

Михаил Иванович Крицкий награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «Партизану Отечественной войны» и другими наградами.

Петр КАПУСТИНСКИЙ, историк

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий