От полей до амбаров: один день уборочной в ОАО «Новая Любания»

Зерновые в ОАО «Новая Любания», что находится Вилейском районе, убрали пока на 40%. В этих краях в жаркий июнь засушило яровые, а дождливый июль стал настоящим препятствием для сбора урожая. Но местным труженикам полей роптать на судьбу и непогоду просто некогда: каждый летний день год кормит. В этом сезоне в хозяйстве значительно улучшились условия труда, нет перебоев в поставке техники и оборудования. За счет этого аграрии планируют в следующем году улучшить урожайность. Но на будущие показатели повлияет и то, насколько продуктивно проведут на полях эти погожие дни комбайнеры и механизаторы. Корреспонденты БЕЛТА побывали в ОАО «Новая Любания» и постарались проследить путь хлеба от полей до амбаров, где уже хранится часть республиканского каравая.

В солнечный день, когда ближе к 9 утра спадает роса, мехдвор пустеет. Выезжают на заправку комбайны, а потом чередой следуют на поля. Нас сопровождает директор ОАО «Новая Любания» Юрий Дубровский, по пути знакомит с планом работ. Для начала семи экипажам предстоит убрать 30 га ржи. «Это для разминки. Работы тут на полтора часа», — объясняет руководитель. После этого комбайны переедут на другое поле, где будут убирать многолетние травы на семена уже до вечерней росы. Утро обещало быть погожим, но к нашему приезду небо становится серым. Переживаем: не помешал бы планам дождь. «Погода не подведет. Еще и солнце застанете», — с уверенностью профессионального синоптика утверждает наш спутник и оказывается прав.

В этом хозяйстве лидирует самый молодой экипаж Сергея Августиновича и его помощника Антона Сильвановича на комбайне Аcros-530. Лидерам жатвы простаивать даже несколько минут не хочется. Комбайнер уступает место за штурвалом своему 19-летнему помощнику и только потом со спокойной душой уделяет нам время.

Сергей Августинович знаком с уборочной еще с подросткового возраста, начинал, как и многие, помощником комбайнера. В 22 года устроился в ОАО «Новая Любания». А около пяти лет назад решил сменить место работы — стал перевозить лес. Но комбайн на лесовоз не променял, на время уборочной берет отпуск и отправляется на родные поля собирать урожай. Меняются марки комбайнов, помощники, руководители хозяйства, поля, урожайность, зерновые культуры, объемы работ, но остается неизменным одно — каждый год Сергей лидер в этой гонке за урожай. Стал вторым только однажды, когда пришлось временно работать на самом стареньком комбайне, в то время как коллеги осваивали новые машины. На вопрос, что так тянет сюда, комбайнер только пожимает плечами и улыбается: «На лесовозе за этот период заработал бы в несколько раз больше. Дело не в деньгах. Просто не могу без комбайна и уборочной, привык к этому — каждое лето тянет в поля». Потом, задумавшись, продолжает: «И каждое лето ставлю перед собой цель — не меньше тысячи тонн. В этом году тоже тысячу возьмем. Пока в хозяйстве убрали меньше половины всех объемов, а уже больше 520 тонн намолочено, так что к финалу на тысячу сможем выйти», — прикидывает Сергей Августинович.

С особым азартом местные комбайнеры стараются обогнать и коллег в районе. «Мы ведь по вечерам перезваниваемся с ребятами из других хозяйств. Ну что, сколько дали за сегодня? А у вас тысяча есть? И всегда так классно понимать, что мы сделали больше, чем соседи», — признается собеседник и щурится то ли от солнца, то ли скрывая лукавую улыбку. Тут его «корабль» останавливается на половине пути: видимо, что-то пошло не так. Сергей только вздыхает: «Вечные проблемы с ним. Напичкали электроникой, дождь, когда пойдет, все пищать начинает. Едва ли не каждый день нас электрик навещает. Работал на всяких, но лучше всех наши белорусские комбайны. С ними проще». И капитан спешит на помощь к своему иностранцу.

А мы направляемся к экипажу Дмитрия Селюна и его помощника Александра Баслыка — этот дуэт занимает вторую позицию по показателям. «Давайте наверх, прокачу с ветерком», — комбайнер гостеприимно приглашает в кабину новенького отечественного «Палессе GS12A1». Так под гул мотора начинается наше знакомство.

Около 12 лет Дмитрий отработал на «Доне», второй сезон осваивает самый молодой комбайн в парке хозяйства. Дух захватывает, когда следим, как комбайнер разворачивается, намечает новую длинную полосу ржи и берется за дело. Быстро крутится жатка, подминая порцию колосков. «Убрать хлеб быстро и без потерь — вот и вся мотивация для меня», — лаконично отвечает на вопросы собеседник, сосредоточенно следя за процессом. Объясняет, что у нового комбайна захват побольше: вместо шести — семь метров, соответственно и убирать можно больше и быстрее. Новая техника редко подводит, да и условия комфортные. Кондиционер наполняет кабину прохладой, а приемник — музыкой. Кажется, что и дело от этого быстрее спорится. Пару проходок — и бункер почти полный. Останавливаемся, спускаемся и наблюдаем, как помощник Александр ловко разравнивает зерно. Благодаря такой нехитрой операции комбайн может собрать еще почти полтонны.

Пока ждем машину для отгрузки, Александр Баслык успевает рассказать свою историю. На полях он буквально вырос и не расстается с ними даже в 61 год. Начинал помощником комбайнера у своего отца. «Работал еще на комбайне СК-4 — без кабины. Единственное укрытие тогда было — тент. Это сейчас есть все условия», — вспоминает сторожил. И убеждает, что продуктивно можно работать на любой технике — главное правильно настроить машину, подобрать профессионального комбайнера и ухаживать за каждой деталью. Все комбайнеры отмечают, что в уборочной для них существуют два камня преткновения: погода и реальные камни на полях. И то и другое сулит простой, в то время как каждая минута на счету.

«Словишь булыжник — все, возиться потом с ремонтом едва ли не весь день. Или два дня погода, три дня льет — ну как тут быстро соберешь?» — единственные жалобы, которые слышатся на поле.

К нам спешит бригадир полеводческой бригады Олег Адамович. Он тщательно проверяет работу каждого экипажа, чтобы не превышалась скорость, чтобы потери были минимальные. Специалист также ведет учет проделанной работы. В случае недобросовестной уборки экипаж лишается определенного процента оплаты, которая, к слову, сдельная. Планку по уборке на день каждый экипаж ставит себе сам: сколько намолотил — столько и заработаешь. За уборку одной тонны любой зерновой культуры в копилку комбайнеров попадает Br2 — это максимальная расценка. По словам трудящихся, за уборочную можно хорошо заработать, главное — не лениться. Бригадир склоняется над волоком, который оставил за собой наш GS12A1, и учит нас проверять чистоту уборки. Разгребаем солому, смотрим, есть ли зерна на земле, много ли их. Обращаем внимание и на колоски — пустые ли. «Хорошо постарались, все чисто, без нарушений», — с удовольствием выносим вердикт.

Тем временем подъезжает МАЗ — своей очереди на отгрузку дождался полный GS12А1. Непрерывным потоком в большой кузов льется зерно. Занимаем места в кабине и держим путь к зерносушильному комплексу.

По пути знакомимся с водителем Николаем Хаткевичем. Тот ловко и аккуратно преодолевает разбитые от непогоды грунтовые дороги, ведь везет ценный груз. С гордостью рассказывает о своем водительском стаже: почти 15 лет за рулем, а начинал с грузового ГАЗа, ставшего уже практически раритетом. Потом был маленький МАЗ, а теперь большой. Уже который год водитель опережает всех по количеству перевезенного урожая. «Опыт», — говорит он о самой главной составляющей успеха своей работы. В ней есть свои нюансы. Например, овес — самая сложная культура для перевозки. Зерна слишком легкие, поэтому нужно укрывать груз, дабы избежать больших потерь. Ну и скорость выбирать соответствующую.

Заезжаем на весы. Водитель спешит с путевыми листами в помещение, нам тоже нужно выйти, чтобы все по-честному и без единого лишнего килограмма. На весах 12 380 кг. «В целом неплохо», — опять же лаконично оценивает свою работу Николай Хаткевич и держит путь дальше.

На зерносушильном комплексе по технике безопасности покидаем кабину, прежде чем груженый МАЗ взбирается задним ходом на эстакаду. Результат работы двух комбайнов в считанные минуты, переливаясь золотистым цветом, заполняет приемный отсек. Оттуда зерно с шумом преодолеет невидимый путь сушки на новом газовом оборудовании. «Еще два МАЗа и запустим», — дают установку операторы. Норма загрузки за один раз — 85 т. А вот время сушки одной порции зависит от степени влажности зерна.

Не минуем и склады, где хранится уже высушенный урожай. В одном из них курсирует «Амкодор», который должен загрузить 70 т пшеницы для дальнейшей очистки на семена. «Готовь телегу зимой, а семена с лета», — озвучивают принцип работы любого хозяйства местные водители.

При хорошей погоде размеренный ход работы на полях нарушается только в полдень и вечернее время — на обед и ужин. Обед для тружеников начинают готовить еще в 8 утра. Ближе к 12.00 от столовой отправляется маленький серый УАЗ — в народе «буханка».Мы следуем за ним.

Направляемся к «Комсину камню» — так местные жители прозвали поле, в центре которого разместился зеленый остров. В кустарнике столетиями лежит огромный валун, сдвинуть с места его еще никому не удалось. Вокруг острова покой безграничных равнин нарушает трескотня бесчисленных кузнечиков и гул трех тракторов. Чуть меньше недели назад здесь еще колосился ячмень, а сейчас убранное поле разделено на две половины: на одной уже начали пахоту под озимые, на другой прессуется солома в рулоны. Завидев на горизонте полевую столовую, к обеду торопятся механизаторы Николай Субоч и Геннадий Казакевич. В меню сегодня рассольник, пюре с котлетой, салат и морс. После обеда каждый получает маленькую ссобойку — минеральную воду и булочку. «Вкусно, как дома», — подкрепляют силы трактористы и спешат занять свои места в кабине. Ну а «буханка» спешит на другое поле. А потом снова в столовую уже за «подвечорками» — так здесь называют ужины, состоящие из сытных гарниров и мясных блюд. Трудятся до позднего вечера комбайнеры, механизаторы, трудятся весь день и повара.

Механизаторы объясняют, что при уборке соломы не работает принцип от росы до росы. «Озимая лучше крутится по росе, а когда печет, так вообще не возьмешь ее», — делятся они профессиональными секретами. Опыт у них солидный — за рулем «Беларуса» десятки лет: после уборки зерновых их прессы сменят большие прицепы для овощей, а поздней осенью — для органики. Зимой без дела сидеть тоже не придется: перевозить корма для животных необходимо целый год.

Пытаемся выяснить, какую норму им нужно осилить за день. «У нас норма такая — работать можешь с утра до ночи, пока от бессилья из кабины не выпадешь. А там другой место займет», — заливаясь смехом, шутят механизаторы. Подхватываем посыл, интересуемся, много ли тех, «других», что готовы сменить на этом нелегком посту. «В том-то и дело, что никого нет», — разводят руками мужчины. Узнаем, что и здесь оплата сдельная. Пока есть возможность, как и комбайнеры, механизаторы работают от зари и до заката. Они превращают едва заметную на полях солому в большие рулоны — только успевай считать. Сбиться со счета можно и от количества аистов, которые гордо перемещаются от одной свежей полоски вспаханной земли ко второй — те еще помощники.

Завершаем наш маршрут уже ближе к вечеру на опустевшем мехдворе. В тени каштана на ремонте здесь только самый старенький «Дон», а остальная техника в полях. Работа налажена так, что если случается какая-то неполадка, то чинят все с вечера, чтобы к утру любая машина была в строю. Замечаем, как токарь и сварщик по-хозяйски меняют расходники в двух сеялках, которые в ближайшее время понадобятся на полях.

Как только уберут последнюю тонну хлеба с полей, все ресурсы хозяйства будут брошены на сев озимых культур: к 20 августа должен быть посеян озимый рапс, а к 5 сентября — тритикале.

Мария ШНА, Фото Егора ПАВЛЮЩИКА, БЕЛТА

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий