Уйти по-английски не получается… Что мешает брекситу?

Уже четвертый год, с июньского референдума 2016-го, Великобритания не может достойно покинуть Евросоюз.

Тогда, неожиданно для большинства политиков и политологов по обе стороны Ла-Манша (включая и самого инициатора голосования – английского премьера Дэвида Кэмерона), около 52% жителей Туманного Альбиона высказались за выход из ЕС. Эта возможность, основанная на 50-й статье Лиссабонского договора, сразу же поставила в тупик как европейские, так и британские политические институты и правящие элиты.
Оказалось, что демократия и всенародное голосование могут обернуться практически нерешаемыми проблемами. С одной стороны, с мнением народа надо считаться. С другой – британские политики мнением этим интересовались в полной уверенности, что подданные Ее Величества не захотят лишать себя бонусов, пряников и других экономических «вкусняшек» в виде доступа на единый европейский рынок, свободного перемещения людей, товаров и капиталов в рамках ЕС и звания «финансовой столицы мира», притягивающей деньги благодаря своему авторитету и выгодному геополитическому положению.
Увы, голосуя, граждане Великобритании в первую очередь думали, как бы им уберечься от нашествия коварных мигрантов, рассчитывающих на солидные социальные выплаты за государственный счет. Мечтали они и о том, чтобы сбросить ярмо донора европейского бюджета и подневольного спонсора Польши, Литвы, Латвии и проч. Наконец, гордым англосаксам претила мысль, что их страна с таким славным имперским прошлым должна подчиняться брюссельской бюрократии и ставить политические интересы Европы выше своих собственных.
Британцы и ранее оказывали глухое сопротивление европейским интеграционным процессам. Не с первого раза и лишь под влиянием обстоятельств они оказались с 1973 года членом Европейского экономического сообщества, но уже через два года провели референдум с намерением из него выйти. Правда, тогда итоги голосования этого не позволили. Зато практически сразу после создания в 1993-м Евросоюза в Англии оформилась Партия независимости Соединенного Королевства (абсолютные евроскептики), которая к 2014-му заняла первое место во время выборов в Европарламент. Британия так и не стала участником Шенгенского соглашения, оградив себя строгими правилами въезда и немалой стоимостью виз для лиц из-за пределов ЕС. Не смог британский лев расстаться и с любимой финансовой игрушкой – фунтом – в пользу единой валюты евро.
И вот закономерный результат этого глухого саботажа – итоги референдума 2016-го. Они больно ударили и по политической стабильности Британии, и по экономическим возможностям. Брексит уже «сожрал» двух британских премьеров с их правительствами – Дэвида Кэмерона и Терезу Мэй. На очереди нынешний жилец резиденции на Даунинг Стрит, Борис Джонсон. Британскому правительству, вынужденному реализовать программу брексита, приходится прилагать титанические усилия для преодоления сопротивления со стороны депутатов парламента. Парадокс, но народные избранники с маниакальным упорством пытаются не допустить осуществления народного решения. В 2019-м парламент трижды отклонил предложенные правительством соглашения с Евросоюзом и заставил перенести дату выхода из ЕС с 29 марта этого года на 31 октября.
Буквально на падающем флажке, за две недели до планируемого выхода, Борису Джонсону удалось заключить с Евросоюзом новое соглашение. В четверг, 17 октября, Брюссель и Лондон приняли компромиссное решение: Великобритания покинет ЕС и его таможенное пространство, однако Северная Ирландия сохранит прозрачную границу с собственно Ирландией и ограниченный набор правил единого европейского рынка.
Дело было за малым – получить одобрение парламента и с легким сердцем всей страной отправиться в свободное плавание. Однако субботнее голосование в Палате общин поставило премьера в неудобное положение. Согласно принятой поправке Оливера Летвина, Джонсона обязали попросить Евросоюз о новой отсрочке, как минимум на три месяца. А в это же время под окнами Вестминстерского аббатства толпа требовала повторного референдума по брекситу. Правительство обещало послать запрос в Брюссель, однако заявило о запуске плана Yellowhammer, подготовленного на случай жесткого брексита, без соглашения. В общем, уйти по-английски не получается. Скандальный развод в благородном европейском семействе вступает в новую фазу.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий