Ирония судьбы брандмейстера Мальбины

Немало белорусских городов помнят разрушительные и опустошающие пожары. Чаще всего причины были бытовыми. Так, в 1937-м половина Клецка сгорела из-за выпавших из утюга угольков. Иногда к трагедии приводила беспечность самих огнеборцев. Именно так случилось 113 лет назад в Столбцах. Этой историей с «МП» поделились местные спасатели.

Историческое занятие

Через Столбцы протекает одна из самых могучих и длинных рек Беларуси – Неман. Издавна она обеспечивала местных жителей пропитанием, служила транспортным путем. Во времена Российской империи распространенным промыслом на Немане было плотогонство. Занимались им преимущественно мужчины, переправлявшие лес вверх и вниз по течению.

В конце весны 1907 года местные крестьяне готовились отправиться в очередной водный рейс. Около полудня 22 мая на берегу реки мужчины подготавливали бревна, проверяли снаряжение и делились последними новостями. Внезапно в небе над городом они увидели столб дыма…

Угольки заливали целый день

Толпа бросилась к месту предполагаемого возгорания. Однако было уже поздно: пожар усиливался. К тому же на улице стояла непривычная для весны жара, дул сильный ветер. Распространению пожара также способствовала плотная застройка. В то время о безопасности думали мало и дома возводили практически впритык,
оставшееся пространство занимали хозпостройки. Буквально за час-полтора огненная стихия охватила почти все городские сооружения.
В Столбцах тогда действовала добровольная пожарная дружина. Но с пожаром такого масштаба в одиночку ей справиться было не под силу. На подмогу выехали отряды из Городеи, Мира и Сверженя. А из Минска бригаду прислали на экстренном поезде.

Стоит ли говорить, что к моменту их прибытия тушить было практически нечего. Отстоять удалось только земскую больницу, почтовое отделение да несколько домов на окраинах. Всего сгорело более 700 строений. Около суток пожарные заливали тлеющие угольки. На следующий день императорская комиссия начала разбираться в причинах трагедии. Выводы оказались довольно интересными.

Незадачливый огнеборец

По воспоминаниям свидетелей, еще во время пожара потрясенные столбчане на чем свет стоит ругали главу местной пожарной дружины – брандмейстера по фамилии Мальбина. Незадолго до этого он организовал сбор средств на новую пожарную помпу. Однако в городе ее так и не увидели. Зато по своему внешнему виду и интерьеру дом Мальбины мог бы посоперничать с губернаторским. По иронии судьбы, именно с жилища брандмейстера и начался злополучный пожар. Его причиной стал неисправный дымоход, о котором Мальбина не счел нужным побеспокоиться. При этом сам он постоянно поучал горожан: мол, это ваша прямая обязанность, заботьтесь о своем имуществе! После пожара столбчане наградили Мальбину довольно-таки обидным прозвищем Фарисей.

Дурная слава положила конец карьере брандмейстера, и спустя год он навсегда уехал из Столбцов в Виленскую губернию. Поговаривают, что там от своего имени он издал свод правил пожарной безопасности. Но память о бедолаге-брандмейстере сохранилась в истории вовсе не поэтому, а благодаря классику белорусской литературы Кондрату Крапиве. В конце 1920-х он презентовал басню «Пожар», где в сатирической форме описал столбцовское происшествие 1907 года.

Город отстраивали целых три года. Но в 1910-м огонь вновь уничтожил жилую застройку Столбцов. Уцелела лишь каменная Анненская церковь. Впрочем, это уже совсем другая история. n

Немало белорусских городов помнят разрушительные и опустошающие пожары. Чаще всего причины были бытовыми. Так, в 1937-м половина Клецка сгорела из-за выпавших из утюга угольков. Иногда к трагедии приводила беспечность самих огнеборцев. Именно так случилось 113 лет назад в Столбцах. Этой историей с «МП» поделились местные спасатели.

Историческое занятие

Через Столбцы протекает одна из самых могучих и длинных рек Беларуси – Неман. Издавна она обеспечивала местных жителей пропитанием, служила транспортным путем. Во времена Российской империи распространенным промыслом на Немане было плотогонство. Занимались им преимущественно мужчины, переправлявшие лес вверх и вниз по течению.

В конце весны 1907 года местные крестьяне готовились отправиться в очередной водный рейс. Около полудня 22 мая на берегу реки мужчины подготавливали бревна, проверяли снаряжение и делились последними новостями. Внезапно в небе над городом они увидели столб дыма…

Угольки заливали целый день

Толпа бросилась к месту предполагаемого возгорания. Однако было уже поздно: пожар усиливался. К тому же на улице стояла непривычная для весны жара, дул сильный ветер. Распространению пожара также способствовала плотная застройка. В то время о безопасности думали мало и дома возводили практически впритык,
оставшееся пространство занимали хозпостройки. Буквально за час-полтора огненная стихия охватила почти все городские сооружения.
В Столбцах тогда действовала добровольная пожарная дружина. Но с пожаром такого масштаба в одиночку ей справиться было не под силу. На подмогу выехали отряды из Городеи, Мира и Сверженя. А из Минска бригаду прислали на экстренном поезде.

Стоит ли говорить, что к моменту их прибытия тушить было практически нечего. Отстоять удалось только земскую больницу, почтовое отделение да несколько домов на окраинах. Всего сгорело более 700 строений. Около суток пожарные заливали тлеющие угольки. На следующий день императорская комиссия начала разбираться в причинах трагедии. Выводы оказались довольно интересными.

Незадачливый огнеборец

По воспоминаниям свидетелей, еще во время пожара потрясенные столбчане на чем свет стоит ругали главу местной пожарной дружины – брандмейстера по фамилии Мальбина. Незадолго до этого он организовал сбор средств на новую пожарную помпу. Однако в городе ее так и не увидели. Зато по своему внешнему виду и интерьеру дом Мальбины мог бы посоперничать с губернаторским. По иронии судьбы, именно с жилища брандмейстера и начался злополучный пожар. Его причиной стал неисправный дымоход, о котором Мальбина не счел нужным побеспокоиться. При этом сам он постоянно поучал горожан: мол, это ваша прямая обязанность, заботьтесь о своем имуществе! После пожара столбчане наградили Мальбину довольно-таки обидным прозвищем Фарисей.

Дурная слава положила конец карьере брандмейстера, и спустя год он навсегда уехал из Столбцов в Виленскую губернию. Поговаривают, что там от своего имени он издал свод правил пожарной безопасности. Но память о бедолаге-брандмейстере сохранилась в истории вовсе не поэтому, а благодаря классику белорусской литературы Кондрату Крапиве. В конце 1920-х он презентовал басню «Пожар», где в сатирической форме описал столбцовское происшествие 1907 года.

Город отстраивали целых три года. Но в 1910-м огонь вновь уничтожил жилую застройку Столбцов. Уцелела лишь каменная Анненская церковь. Впрочем, это уже совсем другая история.

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий