Почему наследникам не нужна малая родина

В деревне Выдричи Молодечненского района много лет ждет хозяина дом, который когда-то принадлежал Фатиме Климашевской. Он мог бы и сегодня согревать жильцов теплом огромной печи и уютом. Но после смерти Фатимы никто из близких родственников не захотел вступить в права наследования. В Городокском сельсовете в реестре пустующих и ветхих домов таких числится 15. Забитые досками двери, наполовину разрушенные фундаменты и крыши, темные окна…

Свежий воздух для дяди

Ранее порядок работы с ветхими строениями регулировал изданный в 2012 году Указ Президента №100.

– В Указ №357 перешли все основные базовые подходы, прописанные в предыдущем документе, так как они доказали свою эффективность, – отмечает председатель Городокского сельисполкома Николай Веретейко. – Кроме того, новый указ расширил возможность вовлечения пустующей и старой недвижимости в оборот, усилил права собственников.

Кстати

Элина Ганич, главный специалист отдела архитектуры и строительства Молодечненского райисполкома:
– Реестр пустующих и ветхих домов, расположенных на территории района, размещен на сайте райисполкома. Так что любой желающий может узнать, нет ли случайно среди них его недвижимости. По каждому строению в реестре подготовлены специальные характеристики, фотографии. Сегодня ветхими в районе признаны 44 дома, пустующими – 6. Решением суда судьба трех из них уже определена: они остаются за сельсоветом.

Председатель показывает реестр пустующих и ветхих строений на территории сельсовета. Чтобы найти наследников, пришлось переворошить десятки хозяйственных книг, обойти дворы всех старожилов (они во многом помогли собрать нужную информацию), сделать запросы в загсы, паспортные столы, областные нотариальные конторы. Но в некоторых случаях самые усердные старания, к сожалению, дают нулевой результат.

– Есть у нас такое жилье в деревне Семерники, – рассказывает Николай Веретейко. – Сколько ни ищем – наследников установить не можем.

Этот дом выставила на продажу жительница, которая переехала в город к детям. Купили его молодые люди из Минска. Уверяли, что приобрели для своего дяди, столичного жителя, которому якобы очень хотелось дышать свежим воздухом и ходить босиком по траве. Новый жилец решил с размахом отметить новоселье. Перебрав с горячительными напитками, которые оставили заботливые племянники, он умер.

Из Минска мужчина выписался, по новому месту жительства зарегистрироваться не успел. Простыл след и заботливых родственников, которые, по словам односельчан, даже не приехали его хоронить. Координаты владельца дома нашлись в областной нотариальной конторе, где составлялся акт купли-продажи жилья. Значит, дело с пустующим домом немного продвинется…

Не менее грустная история у другого дома – красивого, ухоженного. Когда-то он принадлежал семье Черепович.

– Последний его владелец умер лет сорок назад, – говорит председатель сельсовета. – Я на то время был еще совсем мальчишкой, но помню, как всеми Семерниками ждали его сыновей на похороны. А служили они тогда, кажется, в Петрозаводске или где-то рядом с ним. Проводить отца в последний путь ребята приехали, но больше в деревне не появлялись. Наверное, обустроились вдали от малой родины и решили не возвращаться в опустевшее семейное гнездо.

«Делайте, что хотите!»

– Отношение к малой родине у людей разное, – говорит управляющая делами сельисполкома Татьяна Мороз. – Кто-то десятилетиями трепетно ухаживает за посаженной еще бабушкой яблонькой, а кому-то нет дела даже до добротного, построенного отцом дома.

Одному из таких наследников мы позвонили, чтобы узнать, почему не нужна ему малая родина. Дом в деревне Прончейково 20 лет назад ему завещала тетя. Живет в Минске, а сюда годами глаз не покажет.
– Да делайте вы с этой «спадчынай» что хотите, – отмахнулся гражданин, едва услышав, по какому вопросу звонят. – Раньше домом не занимался – некогда было, а теперь тем более не буду: нет ни здоровья, ни денег. Мне он не нужен, сами с ним разбирайтесь…
И оборвал разговор.

– Делать, как хотим, не можем. Будем действовать по закону, – подчеркивает Татьяна Мороз. И уточняет, что по указу №100 работалось проще: не нужно было обращаться в суд. Договаривались с собственником и по решению сельского исполкома сносили. Сейчас процедура усложнилась. Нужно обязательно пройти через суд, принять бесхозную недвижимость в собственность административно-территориальной единицы и далее действовать в соответствии с законодательством.

– А что для вас значит малая родина? – спрашиваю у председателя Городокского сельсовета Николая Веретейко.
– Это место, вдали от которого, как оказалось, не получается жить, – признается он.
Много лет назад Николай Веретейко попытался выбраться из своего родного Городокского сельсовета в райцентр. Жил в Молодечно, работал в поселке Чисть. Но он так и не смог адаптироваться. Уговорил жену вернуться в родные места, ближе к родителям и людям, рядом с которыми спокойно и уютно.

Применят эту процедуру наверняка и к дому в самом центре Городка, который уже много лет пугает прохожих неприглядным видом. Купила его когда-то под дачу пожилая пара из Минска. Муж и жена приезжали, занимались огородом и цветами, ходили за ягодами и грибами, на которые богаты здешние леса. А потом их не стало.

– Здравствуйте, это вас беспокоят из Городка, – пытается уже не первый раз выйти на контакт с дочерью бывших владельцев дачи Татьяна Мороз.

В ответ же слышит одно и то же:
– Оставьте в покое и меня, и мой дом! Пусть все будет так, как есть, больше не звоните!

Договориться с агрессивно настроенной наследницей никак не получается. Та приводить дом в порядок не собирается, но и на снос не согласна. Сельисполком поручит это дело специально созданной в райисполкоме комиссии для дальнейшей передачи в суд. Он и будет решать дальнейшую участь ветхой недвижимости.

– Места эти обязательно возродятся, и деревни жить будут, – уверенно говорит ­Татьяна Мороз.

Татьяна Мороз рассказывает историю двух братьев, что недавно купили участки под строительство в Каменщине (там нет ни одного жителя). Когда-то здесь жили их бабушка с дедушкой. Был свой дом, земля, которую они обрабатывали. Судьба разбросала детей по всему бывшему Советскому Союзу. Один из сыновей обосновался в Москве.

Но о малой родине помнил всегда. И любовь своим детям привил к ней. Братья подсыпали дороги, сами сделали подъезды. Теперь строят, чтобы осесть в этих местах навсегда…

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий