Битловскому диску Abbey Road исполнилось пятьдесят

Совсем недавно известному битловскому диску Abbey Road исполнилось – страшно подумать! – полстолетия. Слушая знакомые композиции, поймал себя на мысли, что некоторые из них были самыми любимыми в пору нашей юности.

Эта музыка пришла в наш провинциальный Копыль где-то в середине 70-х, когда давно схлынул период обожествления ливерпульской четверки. Пришла в виде дисков-миньонов (их выпускала фирма «Мелодия») – небольших виниловых пластинок. Не сказать, чтобы мы были совсем уж темными: знали, конечно, что был такой ансамбль. И читали о нем, да и кое-какие композиции слышали – по радио, по телику. Тогда в «железном занавесе» образовалось множество дырочек, в которые и проникало вполне легально кое-что из западной музыки. Однако в соответствующей идеологической упаковке. Типа прогрессивные исполнители, что режут правду-матку о тяжелой жизни в странах загнивающего капитализма.

Пластинки The Beatles, а также The Rolling Stones, Uriah Heep, Slade появились у нас в продаже в середине 70-х. Мы их покупали на те копейки, что давали нам родители на булочки в школьном буфете. Все это с удовольствием слушалось, под их музыку с еще большим удовольствием танцевалось.

Нет, мы и советскую эстраду очень любили, но западные группы… Это как раздвинуть горизонты, открыть нечто неведомое.

Мы не стали заядлыми битломанами. Некоторые вещи забугорных музыкальных коллективов нам нравились больше битловских.

И все же хлопцы из Туманного Альбиона подкупали своей невероятной мелодичностью, фантастическим общим звучанием, необычайно приятным сольным вокалом. Это как-то очень ложилось на душу.

А еще вспомнился случай, как одноклассницы (те, с которыми мы более тесно дружили) решили устроить на 8 Марта своеобразный девичник. Наша четверка – я, Витька, Борька и Сашка – прознала об этом случайно. Решили не упустить случая разбавить компанию собой, а заодно поздравить подруг с праздником.

Купили скромные, забавные подарки: пластмассовых собачек, у которых глаза смешно вращались, когда их тянули на поводке по полу. Цветов, конечно же, расстарались.

Позвонить в дверь нам казалось банальным. Собрались девчонки у Маринки, она жила на втором этаже. Балконов там не было, но на первом размещался магазин. На его крышу мы и решили забраться. Представляли, как подойдем к Маринкиному окну и постучимся…

Здорово же будет, эффектно!

Но на деле все оказалось не так легко: высоко очень. Однако трудности нас, сорванцов-девятиклассников, только раззадорили. На крышу наша четверка забралась. Девчонки, услышав стук с другой стороны окна, откуда никто и никогда в жизни стучать не должен, смертельно перепугались! Но потом разобрались, в чем дело…

Маринка распахнула окно. Мы влезали в него по очереди, предварительно сняв обувь, которую, чинно пройдя через зал, ставили в коридоре, как положено, у входной двери. А из коридора возвращались в зал, неся букеты и буксируя за собой этих забавных собачек. И сейчас помню, какой радостью светились глаза одноклассниц! Казалось, в этих глазах само счастье светилось…

Потом были танцы в полутемном зале. На проигрыватель поставили упомянутый битловский миньон. И мы растворились в музыке.

Помню тот сказочный восторг от глубокой интимности, сокровенности происходящего. Словно все чувства, все ноты песен вылетали откуда-то из самых тайных уголков сердца…

Много позже у меня собрались почти все пластинки The Beatles, потом кассеты, потом цифровые диски. Была надежда, что, натешившись сольными проектами, ливерпульская четверка снова соберется вместе и еще поразит мир новыми прекрасными произведениями. Надеялись, пока не убили Джона Леннона. Те пули были выстрелами и в нашу юность. Вслед за этим наступило осознание того, что чего-то в жизни уже никогда не случится. Как и самой юности.

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий