Работа тяжелая, а пенсия – социальная

Борисовчанка Наталья Топчиева почти 30 лет ухаживает за сыном – инвалидом I группы. Когда пришло время оформлять пенсию, узнала, что может рассчитывать лишь на социальную и только с 60-летнего возраста. Ухаживая за ребенком, мать получала пособие, не могла работать и не получила необходимого страхового стажа. История Натальи не единична. «МП»попыталась разобраться в проблеме.

– После окончания института, поработав два года в детском саду, ушла в декрет. Вскоре появился первенец Артем, спустя три года и Димка. А еще через три года родилась Иринка, – рассказывает Наталья.

Супруги мечтали о большой семье. С нетерпением ждал рождения второго сына глава семьи Игорь. В 22 года Наталья Топчиева о пенсии не думала, мысли были о другом – в дом пришла беда. У новорожденного сына обнаружили тяжелое заболевание.

– Мобильников не было, дежурил под роддомом. И когда врач попросил меня зайти в кабинет, понял: что-то не так, – вспоминает Игорь. – Врач сообщил, что ребенок тяжелобольной и проживет не больше трех месяцев. Посоветовал оставить в больнице. Я когда это услышал – взорвался! В голове была одна мысль: будем бороться!

Годы борьбы, несколько операций. Жизнь Диме удалось продлить, но двигаться он не может. Парень сообразительный, надомное обучение прошел на отлично.

На работу Наталья не смогла больше выйти, не нашла того, кто заменил бы ее дома. Оформила пособие по уходу за сыном. Размер его – чуть больше 230 рублей, получая которое не имеешь права работать. Сегодня помощь могут оказать и соцработники, однако их посещения ограничены по времени, а сыну помощь нужна постоянно. Да и не так просто переложить эти функции на постороннего. Родственники людей с инвалидностью часто вынуждены бросать работу, чтобы бессменно быть рядом. Особенно если это ребенок.

Уход за больным ребенком – тоже работа. И не самая легкая
Попробуем разобраться. Чтобы получать трудовую пенсию, Наталье нужно выполнить несколько условий.

Во-первых, воспитывать сына-инвалида не менее восьми лет до его совершеннолетия. Дима с рождения имеет проблемы со здоровьем. Здесь ставим «выполнено».

Во-вторых, иметь общий трудовой стаж не менее 20 лет. С этим у Натальи также не возникает вопросов – время ухода за ребенком-инвалидом засчитывают в общий стаж.

В-третьих, у нее должен быть страховой стаж не менее пяти лет. А вот здесь проблема. У мамы, которая с рождения ребенка находится с ним постоянно, его нет. Выходит, мало того что не пойдет на льготную (на пять лет раньше), так и вовсе женщина может рассчитывать только на социальную пенсию.

– Уход за инвалидом – это тоже работа. И не самая легкая! Обидно, что наш труд не ценится, – сетует Наталья. – В те годы, когда оформляла опеку над ребенком, требовался страховой стаж один год. Даже если бы и тогда нужно было пять лет, выйти на работу я все равно не могла. К тому же необходимо было ухаживать и за старенькой свекровью. Неужели нельзя подумать о таких матерях, как мы? Может, оформить на какую-то надомную работу или высчитывать деньги на будущую пенсию из пособия.

Как пояснил начальник управления по труду, занятости и социальной защите Борисовского райисполкома Евгений Яночкин, сегодня действительно существует определенный правовой пробел в этом отношении:

– Женщины, которые воспитывают детей-инвалидов, имеют право выйти на пенсию при наличии стажа не менее 20 лет и, соответственно, 5 лет страхового стажа. Получить такой стаж большинство физически не могут, поскольку заняты уходом за своими детьми. Получилась такая пенсионная ловушка.

Семья Топчиевых со своей проблемой обращалась в разные инстанции. Пришли они с этим вопросом и на личный прием, который проводил в Борисове глава Администрации Президента. Выслушав суть проблемы, Игорь Сергеенко ответил, что такие обращения не единичны, в том числе и в Администрацию Президента:

– Проблема важна для людей. Были и раньше схожие ситуации. Будем рассматривать этот вопрос, – пообещал Игорь Сергеенко.

Дилемма страхового стажа

Беда может случиться не только с маленькими. 15 лет назад у Алеси Алехнович обнаружили злокачественную опухоль. Когда она перешла в четвертую стадию, тело девушки парализовало до ключиц. С 12 лет мама ухаживает за Алесей. Соответственно, это шесть, а не нужных по закону восемь лет до ее совершеннолетия.

– Такая ситуация ущемляет права инвалидов, – считает Алеся. – Знаю многих инвалидов-колясочников, которые не могут найти себе помощника. Люди не хотят идти на эту работу из-за страхового стажа. Я не представляю, что делала бы без мамы.

Но, как пояснили в управлении по труду, занятости и социальной защите Борисовского райисполкома, ситуация не безнадежная:
– Мама Алеси, Татьяна Евгеньевна, подпадает под общие требования: 20 лет общего, 17 лет и шесть месяцев страхового стажа. Но есть поправка в закон, где сказано, что если у женщины 35 лет и более общего стажа, тогда страхового нужно только 10 лет. У нее 33 – уже есть. Сейчас женщина получает пособие по уходу, которое будет включено в общий стаж. Поэтому через пару лет она приобретет право на трудовую пенсию.

Сегодня в Борисовском районе 690 детей-инвалидов 1, 2, 3 и 4-й степени до 18 лет. А значит, 690 потенциальных претендентов на льготную пенсию. Но если у них не соблюдены прописанные в законе нормы, на трудовую пенсию рассчитывать не приходится.
Конечно, для родителей детей-инвалидов предусмотрен особый подход. Они могут выйти на пенсию на пять лет раньше, и им достаточно всего пяти лет страхового стажа. И все же у каждой из таких семей – своя история, здесь требуется более скорректированный, индивидуальный подход.

Мнение

Заместитель председателя центрального правления ОО «Белорусское общество инвалидов» Сергей Дроздовский:

– У человека, который получает пособие по уходу, по сути, связаны руки, – считает Сергей. – Работать он не имеет права. Государство, как плательщик пособия, должно и оплачивать социальную страховку. Это самый простой путь. Ведь пособия установлены государством, и ограничение работать в данной ситуации – государственная норма. Выплачивая пособие, государство могло бы рассматривать это как некую зарплату.

На Западе давно практикуется такая форма помощи, как персональный ассистент. Есть комиссии, которые оценивают социальную недостаточность человека и определяют необходимое время для оказания ему помощи. Касается это не только лежачих, но и тех, кто способен работать. Ведь и им в какой-то момент нужна помощь, к примеру, вечером переместиться из коляски в ванну. Человек сам находит помощника, заключает с ним договор и контролирует выполнение обязательств. А местные органы власти оплачивают эту работу и производят страховые отчисления.

Мы разработали законопроект «О правах инвалидов и их социальной интеграции», сейчас он рассматривается депутатами. Там прописана такая инновация, как персональный ассистент. Если закон и будет принят на весенней сессии, то наверняка еще понадобится год-два на разработку. Каким образом это будет осуществляться – пока не могу сказать. Будет это западный вариант или как одна из функций социального работника – неизвестно. Последний вариант нас совершенно не устраивает. Смысл в чем. Социальный работник помогает по дому, готовит пищу, ходит в магазин, аптеку и так далее. При легких формах инвалидности, возможно, этого достаточно. Другой вопрос, когда мы говорим о тяжелых, множественных формах инвалидности. Есть определенные моменты в уходе, которые, к примеру, нельзя доверить постороннему человеку, здесь нужен контакт с помощником.

Алёна ДРОЗДОВСКАЯ

Рекомендации для Вас

Об авторе: redactor2

Добавить комментарий